ernestine_16: в окошке (Default)
Я ведь еще потихоньку разбираю архивы.
Свекрови папки - пластиковые, клеенчатые, картонные, сотни документов, фотографий, разрозненные записи о школе, тысячи газетных вырезок, конспекты самых удачных уроков... И снова фотографии, и с подписями, и с замаранными подписями...
А там и немного документов свёкра: 1949й - работа в Средней Азии, в высокогорье. Затем армия - это Белгород-Днестровский - и вот он же на съемках фильма "Корабли штурмуют бастион", который тогда снимали в тех местах и всех солдатиков нарядили в соответствующую форму - высокий чернявый красавец с мушкетом!
У свёкра было универсально красивое лицо: он был похож и на украинца, и на кавказца, в еврейской компании его принимали за своего, а в Одессе у родичей считали греком. У него мама черкешенка, черная, сухая - баба Ганна.
Свекровь моя - та светлая, панночка, из поляков.
На вид белесое облачко - а сколько воли: добилась-таки от "рідненького" колхоза направления на учебу, уехала учиться в Измаил, там и встретила судьбу свою.

Старые папки давно никто не открывал. Пыль времён. Ничего, ничего, пускай. Ведь невозможно оторваться.

А что я оставлю?
ernestine_16: teatime (teatime)
- Когда месишь дрожжевое тесто, оно должно пищать.

- Классика - это всегда красиво.

- Цветастое платье, даже праздничное, как ни крути, всё равно напоминает халат.

- Вязаная юбка, даже на чехле, редко сидит идеально.

- Ничего нет красивей, чем однотонный костюм с жакетом, скрывающим бедра, и прямой юбкой.

- Обувь нужно иметь удобную, рабочую, из натуральной кожи. Но пусть хотя бы одна пара туфель и сапог будет на каблуке.

- Если украшение не из золота, то лучше пусть из белого металла, а не желтого.

- Хуже нет, когда на праздничном столе посудный разнобой. Тарелки и чашки пусть будут, хоть недорогие, но у всех гостей одинаковые.

- Если не знаешь, что купить из продуктов, покупай мясо и овощи.

- Подол юбки должен накрывать верх сапог.

- Умей печь и хлеб тоже: ты не знаешь, что будет завтра.

- У хозяйки должен быть запас кастрюль и сковородок всех размеров; они должны быть не на видном месте, но под рукой.

- Сосиски, сардельки - это всё равно, что шлакоблок при отсутствии кирпичей.

- Получив зарплату, в первую очередь восполни запас сухих продуктов: соль, крупа, и тд.

- Носить синтетику - это носить на себе воздухонепроницаемое стекло.

- Если ты пришла уставшая, а тебе надо готовить, стирать, гладить и убирать, то принимайся за работу именно в такой последовательности.

- Когда варишь борщ, картошку нужно растолочь: "борщ тоді добрий"!

- Какие бы деньги ты ни получила, обязательно раздели их - по неделям.

- Получив зарплату, ни в коем случае не ходи по магазинам: обязательно купишь что-нибудь такое, о чем будешь потом жалеть. Если приглянулась вещь - отложи ее и иди домой за деньгами, по дороге всё обдумав.

- На одежде не экономь, особенно на обуви.

- Читаешь книгу - делай выписки.

- Избегай дураков. Запоминай умных.

- Не забывай поесть. Отправляясь из дому, возьми с собой хоть горбушку хлеба.

- Будь благодарной. Помни добро.

Сахар

Jun. 11th, 2017 05:04 pm
ernestine_16: в окошке (Default)
А еще у меня была одна бабушка - Вера.
Как-то раз, в начале двадцатых годов, отправилась бабушка Вера пешком из Екатеринослава в дальнее село - обменять какое-то барахлишко на сахар.

Управилась бабушка Вера, раздобыла мешочек с сахаром, но устала - сил нет!
А путь неблизкий, а жара!..
Еле добрела она до своей калитки, а у калитки - лавочка по вишенкой.
В тени, в прохладе, в тишине.
До того устала она от дороги, унижений и непроглядной суеты жизни, что распустила узел платка посвободнее - и рухнула бочком на ту лавочку, как подкошенная. И уснула.
А мешочек с сахаром под голову положила.
Проснулась - нет мешочка!
Разве не обидно?

До сих пор в нашей семье, когда нужно быстро разбудить спящего, говорят:
- Вставай скорее! Сахар украли!))


Пусть у всех всегда в доме будет сахар.
И чтоб никогда не пришлось менять вещи на еду.

А лавочка в тени под вишней - она бессмертна.
ernestine_16: в окошке (Default)
Прадедушка Митя садился обедать в кухне своего просторного дома, а над головой у него висела деревянная полка с посудой. Супруга его баба Нота, словно нарочно подгадав момент, каждый раз начинала греметь на этой полке мисками и тарелками. Грохот над головой был, по словам присутствовавших, не хуже бомбежки. "Вот Пановская порода!" - сердился, втягивая голову в плечи, прадедушка Митя.

Это было несколько странно. Дело в том, что баба Нота ( Панова в девичестве) происходила из очень многодетной и, следовательно, очень бедной семьи. И никакого обилия посуды у них быть не могло. Нечему там было греметь.Так что считать эту привычку семейной чертой рода Пановых не было у прадедушки ни малейшего основания. Но реплика повторялась ежедневно.

Как попала ничем не примечательная Наталья-Нота в зажиточную семью прадедушки, чем покорила сердце мастера-оружейника - не узнать уже. В замужестве довелось ей носить дорогие сорочки с вышивкой ришелье и сиживать на громоздких черных лаковых стульях с "готическими" спинками, о которых я уже вспоминала ( "Домик над Днепром").
Баба Нота даже немножко жеманничала и придумала словечко "издевляться". "Не издевляйся!"- отмахивалась она. Это означало: не морочь голову, не капризничай, не издевайся надо мной.

Баба Нота всю жизнь занималась домом, получала пенсию за репрессированного мужа восемь рублей - но всегда ( всегда!) была "при деньжонках", как она говорила. Совершенно неграмотная, она прекрасно разбиралась в деньгах и отнюдь не по ошибке совала мне рублик на проезд ( стоивший, как известно, 3-5 копеек).
Она покупала мне смешные базарные игрушки: грибы-копилки и деревянные яички, расписанные домиками, ручейками и уточками в ряд. Она приносила мне камышовые кошелочки васильково-зелёнковой расцветки - обязательно с гостинцами внутри: финики, семечки, кисло-сладкий виноград, халва...Наверное, именно такие гостинцы вызывали восхищение у нее самой когда-то давно , и теперь баба Нота "доигрывала" свое собственное детство.

Больше всех на свете любила баба Нота своего внука - моего папу. А после развода папиных родителей стала любить его еще крепче.

Бабушка Шура и шестилетний папа, совершив несколько переездов, оказались в незнакомом городе. Там бабушка поступила секретаршей в учреждение, а маленького папу удалось устроить в детский сад. Утром бабушка только успевала довести его до калитки детсада - и бежала дальше на работу.
В то утро бабушка, как обычно,попрощалась с ним у калитки. Папа поднялся на крыльцо детсада, но дверь оказалась заперта. Он стучал долго, и наконец вышел сторож и проворчал, что садик закрыт на карантин, и велел ему идти домой. Но дома никого не было, и папа пошел к своей маме на работу.
Почему-то он догадался, куда нужно идти, хоть города совсем не знал. Он останавливался на перекрестках и просил прохожих перевести его через дорогу. И ни один человек не поинтересовался, куда и откуда идет шестилетний мальчик.
Бабушка раскладывала на подоконнике газеты-журналы, когда увидела вдруг: ее ребенок пересекает широкую площадь, полную трамваев и извозчиков.
Как он нашел дорогу - так никто и не понял.

Папа вообще любил удивлять.
Однажды папа показал мне фокус. Он вырезал из бумаги картинку ( это был нарисованный чугунный утюг), положил ее на листок смородины, накрыл шерстяной тряпочкой и стал ударять по ней щетиной одёжной щётки. Длилось это очень, очень долго. Я убегала, прибегала, но еще было не готово. Наконец папа вынул листик -о! - он стал паутинно-кружевной, а в центре - зеленый силуэт утюжка. Этот фокус может показать только очень настойчивый и трудолюбивый человек.

Папа оставался в душе немножко ребенком. Он брал у меня сачок, чтобы поймать красивую бабочку. Из фольги от конфет он делал мне кукольную посуду: наворачивал фольгу на кончик пальца, а из остальной части формировал ножку и донышко - получался фужер, или вазочка, или стаканчик.

Как-то раз папа принес из сарая дощечку - чуть шире линейки, покрасил ее раствором марганцовки и сделал для моей кукольной посуды настоящую полочку.

Вот так вернулась ко мне миниатюрная копия той посудной полки, что висела в доме прадедушки Мити.
ernestine_16: в окошке (Default)
Мама купила отрез драпа кофейного цвета и сшила себе и мне у знакомой портнихи одинаковые осенние пальто.
То есть, конечно, мое детское отличалось кроем, но в темноте нашего узкого коридора оба пальто можно было запросто перепутать. Коридор был тесен для нашей большой семьи, и мама приучила меня шапку и шарф всегда прятать в рукав пальто, и сама тоже так делала.
Шапку носить я никогда не любила и до глубокой осени норовила убежать в школу с непокрытой головой - "раскрытая", как бабушка говорила.
Школа была в двадцати минутах быстрой ходьбы. Дорога там поднимается круто вверх - не зря одна из улиц раньше называлась Нагорная, а другая - Крутогорная.
А зато возвращаться из школы было весело: всё время бульваром вниз и вниз.
Мы любили идти группками, компаниями по 3-5 человек.Зимой съезжали по узким раскатанным каточкам - на ногах, а иногда на деревянных досках для черчения, которые носили в школу в авоськах.
Очень важно было по пути успеть догнать, а еще лучше обогнать другую компанию одноклассников, незаметно спрятаться на бульваре за скамейкой и выскочить с криком навстречу! Наверное, это делалось оттого, что идея " догнать и перегнать" в те годы всюду витала в воздухе...

Так, догоняя и удирая, возвращались мы из школы тем осенним днем, как вдруг меня поймали!
Я с усилием вырвалась из цепких пальцев Томки Довбасюк - и замерла на месте. Ноги мои были опутаны чем-то. Чем-то черным, скользким.

Это был - шарфик.
Его кто-то забыл на скамейке, и он, соскользнув, так упал на мои ноги, что я чуть не запуталась в этой ловушке.
Я подняла с земли шарфик. Ну да, точь-в точь, как у моей мамы:нежный черный бархат на шелестящей крепдешиновой основе. Сам легкий, он свисал с моей руки тяжелыми густыми складками и вспыхивал искорками бархатных ворсинок.

- Это кто-то потерял! - загалдели девчонки.
- Наверное, вон те две тётеньки.
Мы помчались вниз по бульвару, догнали и опросили прохожих, но никто из них шарфика не терял.

- Нужно отнести в Стол находок, - предложила сообразительная Лора Стадник.
Где он находится, никто не знал.

На перекрестке стоял регулировщик. Мы решили спросить про Стол находок у него. Наверное, на какое-то время он перекрыл всё движение, потому что очень подробно объяснял нам, как пройти до ближайшего отделения милиции.
- А что вы потеряли? - спросил отзывчивый регулировщик, и мы показали ему шарфик.


Отделение милиции находилось за Детским миром, не слишком далеко.
Дежурный за деревянной стойкой направил нас в комнату на первом этаже, к пожилому дядечке в милицейской форме. Думаю, это был инспектор по делам несовершеннолетних, потому что он долго расспрашивал, как мы учимся, записывал наши адреса и где работают родители. Шарфик он аккуратно сложил и упрятал в картонную папку с надписью "Дело".
В самом конце нашей встречи он похвалил нас за хозяйственность и внимательность и сказал, чтобы мы поступали так и впредь.

Окрыленные, мы вылетели на вечерний проспект. Расставаться с подружками не хотелось. Но впереди еще было очень много добрых дел, и мы пошли по домам.

Дома мама собиралась на занятия к вечерникам.
- Ты почему так поздно? - спросила она.
Я принялась рассказывать, но мама меня перебила:
- Ты случайно не видела мой шарфик? - и я сразу всё поняла...

- Это был - твой?..

Так, наверное, расстраивался Робин Гуд, если ему не удавалось совершить хороший поступок.
Но так, как расстроилась спешившая на работу мама, вообще редко кто расстраивается: все вещи в доме теперь оказались под угрозой попадания в Стол находок...
Мама поняла, что сама перепутала на вешалке в темном коридоре наши пальто и сунула шарфик в мой рукав. Но как я смогла не заметить его в своем рукаве, как надела и шла с ним и в школу, и из школы? Наверное, только фокусники меня поймут.

Расспросив у меня маршрут, прихватив паспорт, придерживая воротник пальто у открытой шеи, помчалась бедная мама в отделение милиции.
Никогда еще это отделение не потрясали такие раскаты дружного милицейского хохота.
И мама смеялась со всеми вместе.
ernestine_16: в окошке (Default)
Тихий зимний вечер.
Горит лампа на низком столике. Папа, склонившись над листом нотной бумаги, пишет разные черненькие ноты. Он макает тонкое перышко в густую черную тушь. Для этого папа приспособил
мое кукольное железное блюдечко! Я сначала возражала, но потом разрешила: раз папе нужно, раз я не жадина...
Я сижу на горшке перед сном, смотрю на огонек лампы в блюдечке с тушью, и мне скучно. Я говорю:
- Воспитание нового человека - главнейшая задача нашей партии на совремённом этапе.
- Современном, -машинально поправляет папа. А я продолжаю:
- Речь н-с-хрущёва на пленуме ц-к-к-п-с-с.
Папа резко оборачивается, отставив в сторону ручку с пером. Но газеты рядом нет.
- Откуда ты прочитала?
- Я не читала. Я это и так знаю. У нас это в садике на стене написано.
- На стене?
- В вестибюле на стене. Эти все буквы из белой бумаги вырезаны и наклеены на красную бумагу, и там висят над шкафчиками.

Каждый раз, придя в детсаду с прогулки, я снова и снова прочитываю эту наглядную агитацию - потому и запомнила.

Папе весело, он зовет маму из кухни:
- Иди послушай, дочь лекцию читает!
Маме некогда, она выглянула на минутку из-за двери, улыбается:
- Нужно говорить: "це-кА-ка-пэ-эс-Эс".
- А что это такое?
Папа объясняет:
- Это люди, которые о нас думают и заботятся. Поняла?
- Да! А что такое "це-кА-ка"?
Папа не выдерживает:
- Так! Ты с горшка встанешь сегодня?
- Уже!
- Ну вот и хорошо. Завтра поговорим.

Но каждый раз завтра случалась какая-нибудь новая история.
ernestine_16: в окошке (Default)
Это красивое здание было построено приблизительно в 1830м году.
В 1930е там разместился Дворец пионеров имени Хатаевича ( позже - им.Зои Космодемьянской).

Мама моя, работавшая в 50е годы в музыкально-драматическом театре им.Шевченко, руководила здесь театральной студией, а папа - оркестром. Во Дворце пионеров они и познакомились.

Когда сильным ливнем было разрушено их первое жилье, они получили комнатку - служебное помещение во Дворце пионеров.

Здесь я родилась и прожила около двух лет.
Судя по моим фотографиям, первый год жизни я провела сидя то на рояле, то под роялем. Рояль стоял в большом зале со стрельчатыми окнами.
В этом же зале, спустя десять лет, я начала заниматься балетом.
Маленькая башенка на здании - это костюмерная.
В костюмерную из коридора вела узкая металлическая лестница. Здесь, плотно притиснутые друг к другу, висели костюмы для всевозможных выступлений. Сверху пышными хризантемами свисали марлевые балетные пачки, сухо шуршали маки и васильки украинских веночков, переливались алым атласом безразмерные шаровары. И тут же, за широким столом, молчаливая хозяйка этого сказочного хранилища создавала новые костюмы, ловким движением нанизывая на иголку гроздья сверкающих блесток.
Соскальзываешь по лесенке вниз - а там за дверью, настраиваясь, звенит-зовет медь духового оркестра!
Я была "общественным" ребенком, меня передавали с рук на руки, специальной няньки не предвиделось. Самые ранние воспоминания - это запах сосновых веток во всех помещениях Дворца. Целыми охапками, снопами и букетами эти ветки украшали двери в каждую комнату перед Новым годом. Нити бумажных флажков, пестрые круглые китайские веера, запах крашеной марли, "дождик" из фольги - непрочный, мягкий - и сказочные, манящие декорации на сцене.В декорациях преобладал темно-синий цвет, в новогодних шарах - марганцовочно-фиолетовый с серебром. Стук посоха Деда Мороза о деревянный пол...Клоун в шелковом двухцветном комбинезоне, с помпонами вместо пуговиц...
В 50е в зале Дворца случился пожар, прямо во время новогоднего представления. Никто не пострадал, но событие это родители потом каждый год вспоминали.
ernestine_16: в окошке (Default)
Когда родители поженились, они поселились на ул.Ленина, недалеко от театра.
Эта прибрежная часть города всегда страдала от наводнений.
Есть знаменитая фотография 1931 года ( до пуска Днепрогэса), как люди в лодках мимо театра проплывают.

Однажды октябрьской ночью начался сильный ливень. Мощным потоком воды разрушило часть стены старого дома, в котором мои родители жили, и вода хлынула внутрь, в их комнату на первом этаже. Стоя в ледяной воде, в полной темноте ( электричество отключили), папа подавал маме в окно вещи. А вещей у них тогда было - радиоприемник, немного одежды и - книги, много книг. Книги, ноты и пострадали больше всего. Через много лет на страничках уродливо темнели серые пятна и брызги. Эти книги у нас дома так и звали - ДОПОТОПНЫЕ, еще до того потопа купленные.

Вещи перенесли к знакомым.
Вскоре родителям выделили комнату при Дворце пионеров, где они тогда работали.
Размещался Дворец пионеров в бывшем Губернаторском дворце ( угол Проспекта и Воскресенской).
Так и получилось, что родилась я во дворце.

Прожили мы в этом дворце два года.
Потом нам выделили настоящую комнату в коммуналке, ул Ленинградская ( теперь Ярослава Мудрого), 15. Это был кирпичный особнячок с небольшим двором.
Дом под номером 11 сохранился, там когда-то жила Е.Блаватская.
В доме № 17 до 1928 года была синагога ( молельный дом).

В 1960м родители получили отдельную квартиру, а наш бывший домик на Ленинградской в конце 60х заняла табачная фабрика. Потом он был снесен.
ernestine_16: в окошке (Default)
В детстве в доме прадедушки я играла игрушками 30х годов.
Папиными.
Их было много, очень. Большой фанерный верблюд ездил на колесиках, а на спине у него покачивался кто-то плоский, в чалме, черноглазый, и вдруг - бац! - исчезал, проваливался в щёлку между верблюжьими горбами! Ужас!..
А зато грузовичок с деревянными скрипучими колесами и мелкими бортами деревянного кузова был уютный, послушный и мог перевозить что угодно. Например, двух тряпичных узкомордых медведиков ( почему-то с вышитыми черной ниткой усами, что делало их похожими на котов или зайцев). Были еще оловянные трубачи и прочие солдатики.
Акварельные краски в железных мисочках, карандаши и блокноты, бесчисленные карточки лото с картинками.
Маленький, в ладонь, черный мячик и настоящий круглый лошадиный бубенчик.
Деревянный синий горшочек для каши - почему-то про него говорили, что он - на ёлку!
И очень, очень большое количество диапозитивов, стеклянных, местами треснувших, с оклеенными синей бумагой краями, бледно раскрашенных. Персонажами были какие-то утки в бескозырках и четырехпалых перчатках. Были то персонажи диснеевских мультиков!Как пролетели, бедняжки , над железным занавесом?
Но еще больше, чем диапозитивов, было там диафильмов!Они хранились в широких металлических круглых коробочках. Плёнка толстая, черно-белая. с текстом:"Чкалов", "Зима в лесу"... Был для них и фильмоскоп, размером с бинокль, округлый, весь деревянный. В щелку вставлялся диафильм, и нужно было крутить деревянные штырьки и смотреть на свет. Резкость наводилась выдвижением деревянного объектива - со скрипом открывающейся матрешки. И - запах железа и дерева...

Profile

ernestine_16: в окошке (Default)
ernestine_16

October 2017

S M T W T F S
12 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15161718192021
22232425262728
293031    

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Oct. 22nd, 2017 02:57 am
Powered by Dreamwidth Studios