ernestine_16: shocked (shocked)
Ах, как некрасиво получилось.
В произведении были четко обозначены четыре персонажа мужеского полу.
Первый – мужественный и суровый рыцарь,
второй – большой любитель выпить и закусить,
третий – любимец женщин,
четвертый – главный герой, добившийся в итоге успеха.

Три имени начинаются с одной и той же буквы. С какой буквы начинается имя четвертого?

Ответ: Рогдай, Руслан, Ратмир и Фарлаф.

Но, как всегда, спустя 20 лет приходит этот Дюма - и что мы в итоге подумали?
Мы все подумали про его мушкетёров.

Таким образом, автором романа "Три мушкетера" предлагаю считать поэта и прозаика А.С.Пушкина.
ernestine_16: astonished (astonished)
А там такое!

"Незнайка тоже смело взошёл на мост, но тут же остановился, так как почувствовал, что мост под ногами качается.
— Что же вы там застряли? — спросила Снежинка. — Испугались?
— И ничего я не испугался. Просто мост очень смешной".

"Когда они увидят, что их презирают, то побоятся обижать нас".

"Я могу поставить бормотограф в любой квартире, и он запишет все, о чём говорят".

"Хорошо бы придумать такую машину, которая могла бы за писателя думать, — сказал Шпунтик".



Короче, как удалить эту книгу из интернета?
ernestine_16: в окошке (Default)
В романе Норы Робертс "Отныне и навсегда" в описываемом небольшом отеле все комнаты названы именами счастливых пар - героев литературных произведений с хэппи эндом:
Эмма и Дарси
Гермия и Лизандр
Джен и Рочестер
и т.д.

Я представила такой отель "на материале" русской литературы.
Кого из героев можно было бы назвать в качестве счастливой пары?
Кого?
Татьяна Ларина и "Какой-то важный генерал"?
Пьер и растрепанная Наташа ?
Левин и не растрепанная Кити?
Обломов и Пшеницына?
Вера Павловна и Лопухов/Кирсанов?

Кто из героев русской литературы счастлив в браке и - главное - чьими именами можно было бы назвать номера в отеле?
Пожалуй, только Вера Ростова и Берг...)))
ernestine_16: astonished (astonished)
"На своей станции я купил газету и выяснил, прочтя конец фразы, что невеста Расти – прелестная манекенщица родом из Арканзаса, мисс Маргарет Тетчер Фицхью Уайлдвуд"

Трумен Капоте. Завтрак у Тиффани.
ernestine_16: в окошке (Default)
"Они говорили, а я слушал: "Ой, на гopi та
женці жнуть..." Песня рассказывала, что на горе жнут хлеборобы, текла ровно,
долго, грустью разлуки, потом крепла и звучала твердо -- волей, далью,
отвагой, воинским ладом:

А по-пiд горою,
По-пiд високою
Козаки йдуть!

Песня протяжно и грустно любовалась, как течет по долине казацкое
войско, как ведет его славный Дорошенко, едет впереди всех. А за ним,
говорила она, за ним Сагайдачный,--

Шо промiняв жiнку
На тютюн та люльку,
Необачний...

Она медлила, гордо дивилась столь странному человеку. Но вслед за тем
била в литавры с особенно радостной волей:



Менi з жiнкою
Не возиться!
А тютюн та люлька
Козаку в дорозi
Знадобиться!

Я слушал, грустно и сладко чему-то завидуя.
Не могу спокойно
слышать слов: Чигирин, Черкасы, Хорол, Лубны, Чертомлык, Дикое Поле, не могу
без волнения видеть очеретяных крыш, стриженых мужицких голов, баб в желтых
и красных сапогах, даже лыковых кошелок, в которых они носят на коромыслах
вишни и сливы. "Чайка скиглить, літаючи, мов за дітьми плаче, солнце гpie,
вітер вie на степу козачем..." Это Шевченко, -- совершенно гениальный поэт!

Лучше всего у Гоголя его записная книжка: "Степная чайка с хохлом в
виде скобки поднимается с дороги ... Рубеж во всю дорогу, зеленый, с
растущими на нем бодяками, и ничего за ним, кроме безграничной равнины ...
Подсолнечники над плетнями и рвами, и соломенный навес чисто вымазанной
хаты, и миловидное, красным ободком окруженное окошко ... Ты, древний корень
Руси, где сердечней чувство и нежней славянская природа!"
ernestine_16: в окошке (Default)
"Почему в самом деле влачил нищее существование русский мужик, все таки
владевший на великих просторах своих таким богатством, которое и не снилось
европейскому мужику, а свое безделье, дрему, мечтательность и всякую
неустроенность оправдывавший только тем, что не хотели отнять для него
лишнюю пядь земли от соседа помещика, и без того с каждым годом все
скудевшего? "

И.Бунин. Жизнь Арсеньева
ernestine_16: в окошке (Default)
"Только он выпустил первую книжку, как стали его спрашивать:
- Вы марксист?
- Нет.
- Кто же вы такой?
- Я эклектик.
Уже так было и хотели записать. Но тут раздались трезвые голоса:
- За что губите человека?
Ну, снова стали спрашивать:
- Значит, вы эклектик?
- Эклектик я.
- И вы считаете, что эклектизм - это хорошо?
- Да уж что хорошего!
Тогда записали: "Эклектик, но к эклектизму относится отрицательно"

(" Литературный трамвай",1932).


*******

"Это пир роскоши и тонкого вкуса.
Что бы в книге ни было напечатано (воспоминания ли крепостного кларнетиста, антология ли испанских сегидилий и хабанер, стихи ли древнегреческой поэтессы Антилопы Кастраки) - все равно сатиновый переплет, сделанный из толстовки заведующего производственным отделом издательства, украшен золотыми королевскими лилиями.
Покупатель очень доволен. Настоящие бурбонские лилии! Не какие-нибудь пчелы узурпатора Бонапарта, а настоящие лилии Людовика-Солнца (того самого - "после меня хоть делюж - потоп").
Ах, однажды в Версале! Ах, Тюильри! Ах, мадам Рекамье на бамбуковой скамье!
Ах, если бы Маркса издавали с такими лилиями, в суперобложке художника Лошадецкого, с фронтисписом XVIII века, с виньетками, где пожилые девушки склоняют головы на гробовые урны, с гравюрами на дереве, на меди, на линолеуме, на велосипедных шинах! Стоило бы купить!"

("Королевская лилия", 1932).

*******

"Несколько лет назад, когда у нас еще не строили автомобилей, когда еще только выбирали, какие машины строить, нашлись запоздалые ревнители славянства, которые заявили, что стране нашей с ее живописными проселками, диво-дивными бескрайними просторами, поэтическими лучинками и душистыми портянками не нужен автомобиль. Ей нужно нечто более родимое, нужна авто-телега. Крестьянину в такой штуке будет вольготнее. Скукожится он в ней, хряснет по мотору и захардыбачит себе по буеракам. Захрюндится машина, ахнет, пукнет и пойдет помаленьку, все равно спешить некуда.
Один экземпляр телеги внутреннего сгорания даже построили. Телега была как телега. Только внутри ее что-то тихо и печально хрюкало. Или хрюндило, кто его знает! Одним словом, как говорится в изящной литературе, хардыбачило. Скорость была диво-дивная, семь километров в час. Стоит ли напоминать, что этот удивительный предмет был изобретен и построен в то самое время, когда мир уже располагал роллс-ройсами, паккардами и фордами? К счастью, братьям славянам сейчас же дали по рукам.

("Директивный бантик"1934).
ernestine_16: в окошке (Default)
Кто не помнит фильм про подвиг разведчика?

"- У вас продаётся славянский шкаф?
— Шкаф продан, могу предложить никелированную кровать с тумбочкой".


А вот Остап Бендер входит в кабинет предисполкома:
"А шкафчик-то типа "Гей, славяне! " - подумал посетитель. - Тут много не возьмешь. Нет, это не Рио-деЖанейро".

Вообще Ильф и Петров не один раз упоминали такой шкаф:
" Из существующих в мире тысяч моделей шкафов древтресты облюбовали самую тоскливую, так называемый "славянский шкаф". Заходящие в магазины "советские славяне", а именно: древляне, поляне, кривичи и дреговичи, а также представители нацменьшинств, советские половцы, печенеги, хозары и чудь белоглазая, первым долгом тревожно спрашивают:
- Скажите, а других шкафов у вас нету?
- Других не работаем, - равнодушно отвечает древтрестовский витязь. - А что, разве плохо? Типа "гей, славяне!" (1932)

Выражение "Гей, славяне" - это призыв, обращение ( а не перечисление).
На самом деле это славянская патриотическая песня. Первоначально текст этого гимна был написан Самуэлом Томашиком в 1834 году под названием «Гей, словаки!» ( и с тех пор начал использоваться как гимн панславянского движения. Позднее она была гимном Первой Словацкой республики (1939—1945), Социалистической Федеративной Республики Югославия в 1945—1992, и гимном Союза Сербии и Черногории в 1992—2006. Песня также считается вторым, неофициальным гимном словаков. Её мелодия основана на Марше Домбровского, который является про-Наполеоновской реакцией на разделы Польши и гимном Польши с 1926 года, но он имеет большие различия в исполнении.

Так что смешного тут мало.

Вернемся к шкафу. В его описании преобладают 1-2 дверцы, столько же нижних ящичков, иногда зеркало и всегда - штанга для вешалок внутри.


Однако персонажи пользовались другими шкафами:
- Плюшкин достает из шкафчика графин, который был весь в пыли, как в фуфайке;
- "Онегин шкафы отворил;
В одном нашел тетрадь расхода,
В другом наливок целый строй,
Кувшины с яблочной водой..."
- к многоуважаемому шкафу обращаются в пьесе "Вишневый сад";
- в "Анне Карениной" шкафы сами открываются;
- "Тальберг, на коленях у нижнего ящика шкафа, ковырял в нем ключом".

То есть, нигде больше не встречается славянский шкаф.
И вообще, как доказать ( или развенчать) национальную принадлежность этого шкафа?

Грязь

Sep. 17th, 2017 10:27 pm
ernestine_16: в окошке (Default)
"После Покрова самая осень наступает: дожди студеные, гололед. На дворе грязь чуть не по колено, и ничего с ней нельзя поделать, спокон веку все месится. Пробовали свозить, а ее все не убывает: за день сколько подвод пройдет, каждая с полпудика натащит, да возчики на сапогах наносят, ничего с ней нельзя поделать.
Отец поглядит-поглядит — и махнет рукой. И Горкин резон приводит: «Осень без грязи не бывает… зато душе веселей, как снежком покроет». А замостить — грохоту не оберешься, и двор-то не тот уж будет...
Дедушка покойный рассердился как-то на грязь, — кожаную калошу увязил, насилу ее нащупали, — никому не сказал, пригнал камню, и мостовщики пришли, — только-только, Господи благослови, начали выгребать а прабабушка Устинья от обедни как раз и приезжает: увидала камень да мужиков с лопатами — с ломами — «да что вы, говорит, двор-то уродуете, земельку калечите… побойтесь Бога!» — и прогнала. А дедушка маменьку уважал и покорился.
А двор наш больше ста лет стоял, еще до француза, и крапивка, и лопушки к заборам, и желтики веселили глаз, а тут — под камень!"


И.Шмелев. Лето Господне
ernestine_16: в белом (in white)
У письменниці взагалі дуже смачна мова.


"Того дня Марiя їхала додому i перед останньою парою купила вузеньку довгу коробку з кiлькома рiзновидами тiстечок — кожного по одному. «Хочеш подивитися, якi вони ладнi?…» — запропонувала подруга. Ми розв'язали золотисту перекручену нитку, привiдкрили кришку — i кiлька секунд милувалися досконалiстю форм та широтою асортименту. Еклер, кошичок, наполеон, трубочка, картопля лежали рядочком у гармонiйному ансамблi.

«Якiсь вони занадто маленькi», — зауважила Марiя.

В її голосi звучав щирий захват. Я мовчки проковтнула слину. «Давай одне з'їмо?» — запропонувала подруга. Ми вибрали вишневий рулетик — забула! — там ще був вишневий рулетик! З нього ми й почали — його вистачило на два укуси, по одному на кожну. Це нас лише розпалило. Я не подала вигляду, що зрадiла, почувши: «Якщо ми прикiнчимо картоплю i ось так розсунемо у коробцi решту, нiчого не буде помiтно». Вiдсутнiсть двох тiстечок i справдi виявилася настiльки малопомiтною, що ми витягнули з солодкої шеренги ще й трубочку.

А потiм — кошичок iз пiрамiдкою безе. I ще — прямокутник листкового торта… Коли в коробцi залишився один еклер, Марiя зробила логiчний висновок — не везти ж одне тiстечко у такiй довгiй коробцi! I ми з'їли еклер".


"То було наше з Марiйкою ноу-хау, вiднайдене в iнститутi. Ми купували шоколадно-горiховi цукерки «Метеорит» (тепер вони називаються «Сузiр'я» i вже далеко не такi смачнi як колись), вибирали на базарi великий, лискучий, вугiльно-фiолетовий чорнослив. Сiдали на лавочцi в парку, i починалася вакханалiя. Нетерплячими пальцями розривали м'якуш чорносливу, вкладали у коричневе сливове черевце шоколадно-горiхову грудочку цукерки — i вiдправляли смаколик до рота. Словесний обмiн враженнями у цi хвилини був зайвим. Ми послуговувалися лише вигуками та жестами. Їх було достатньо для висловлювання усiєї гами вiдчуттiв та оцiнок.

Любов до солодощiв стала додатковим змiцнювачем нашої дружби.

Ми вiджартовувалися, що нам, мабуть, бракує в органiзмi якихось хiмiчних елементiв. Першими дiзнавались про новинки, що з'являлися у продажу, проводили ретельний тест-контроль, давали однокурсницям вичерпнi рекомендацiї, приносили на лекцiї пробнi зразки. При цьому смiливо експериментували i вдавалися до незвичних композицiй. Генiальнi вiдкриття на кшталт «метеоритного чорносливу в шоколадi» робили випадково.

Якось в одному пакетi у нас опинилися видовженi шматочки в'яленої динi та насiння соняшника у шоколадi (ця солодка дрiбнота щойно з'явилася в крамницях). Шоколадне сiм'ячко обсiло липку медову диню, i виник новий рiзновид чи то цукерок, чи то тiстечок — чудернацькi шишки-катуляшки, досконалий тандем взаємодоповнюючих смакiв".



Галина Вдовиченко. Тамдевін
ernestine_16: astonished (astonished)
Вопросы для повторения:
1. Хрустальную ли вазу - или простую из красного/ зеленого стекла подарили в итоге учительнице?
2. По каким правилам ОРУДа дети перемещаются в открытом кузове грузовика?
3. С какого фига учительница до сих пор не на пенсии?
4. Кто автор шыдевра и каков его гонорар в Сталинских премиях?( вопрос со звёздочкой)

Портянка длинная, но жалко под кат такую красоту. Достойно творчества обоих сыновей.

ХРУСТАЛЬНАЯ ВАЗА

Три девочки - три школьницы
Купили эту вазу.
Искали,
Выбирали,
Нашли ее не сразу -
Овальную,
Хрустальную,
Чудесного стекла.
Из тех, что в магазине
Стояли на витрине,
Овальная,
Хрустальная -
Она одна была.

Сперва, от магазина,
Несла покупку Зина,
А до угла бульвара
Несла ее Тамара.
Вот у Тамары Женя
Берет ее из рук,
Неловкое движение -
И вдруг...
В глазах подруг
Туманом застилаются
И небо, и земля,
А солнце отражается
В осколках хрусталя.

Три девочки - три школьницы
Стоят на мостовой.
К трем девочкам - к трем школьницам
Подходит постовой:
- Скажите, что случилось?
- Разби... разби... разбилась!

Три школьницы рыдают
У Кировских ворот.
Подружек окружает
Взволнованный народ:

- Скажите, что случилось?
- Разби... разби... разбилась!
- Скажите, что случилось?
Что здесь произошло?
- Да, говорят, разбилось
Какое-то стекло!

- Нет! Не стекло, а ваза! -
Все три сказали сразу.-
Подарок мы купили!
Нас выбрал пятый класс.
Подарок мы купили,
Купили и... разбили!
И вот теперь ни вазы,
Ни денег нет у нас!

- Так вот какое дело!-
Толпа тут загудела.
- Не склеишь эти части! -
Сказал один шофер.
- Действительно, несчастье! -
Заметил старый мастер.
И, на осколки глядя,
Вздохнул огромный дядя -
Заслуженный боксер.

В том самом магазине,
Где вазы на витрине,
В громадном магазине
Людей полным-полно.

От летчика-майора
До знатного шахтера -
Кого там только нету!
А нужно всем одно.

Под звонким объявлением
"Стекло, хрусталь, фарфор"
Большое оживление -
Идет горячий спор:
- Пожалуйста, граненую!
- Не эту, а зеленую!
- Не лучше ли, товарищи,
Из красного стекла?
- Вот эту, что поближе,
Которая пониже!
- Что скажете, товарищи?
Не слишком ли мала?

Шоферу ваза нравится -
Зеленая красавица.
А летчику - прозрачная,
Как голубой простор.
- А я бы выбрал эту,
Красивей вазы нету! -
Сказал майору вежливо
Заслуженный боксер.

Три юных пятиклассницы
Сидят, переживая,
Что их везет трехтонная
Машина грузовая.

Дает проезд машине
Знакомый постовой,
Тамаре, Жене, Зине
Кивает головой.

А девочки в волнении,
Одна бледней другой:
В кабине, на сидении,-
Подарок дорогой!

- Нельзя ли чуть потише,
Товарищ дядя Гриша! -
Водителю подруги
В окошечко стучат.

Шофер в ответ смеется:
- У нас не разобьется!
У нас другой порядок -
Не как у вас, девчат!

Учительнице скромной
За труд ее огромный
К шестидесятилетию -
В большое торжество -
В просторном школьном зале
Три школьницы вручали
Подарок драгоценный.
Подарок?
От кого?

От штатских и военных -
Людей обыкновенных,
От всех в живых оставшихся
Участников войны,
От бывших одноклассников,
На встречи собиравшихся,
От мальчиков и девочек,
От всех детей страны!
ernestine_16: в окошке (Default)
"Мама, не выдержав, запела арию из «Наталки-Полтавки». Красиво, вдохновенно.
Я заснула с любовью к маме и с надеждой, что действительно справлюсь с арией Иванушки-дурачка из оперы «Сватанье на Гончаривцы».

...Грузовик останавливается у Кравченковых... поехал дальше — к Сидоренковым..."


(Нонна Мордюкова. Не плачь, казачка).
ernestine_16: в окошке (Default)
"Все расселись вокруг стола на террасе. За столом было трое детей: две девочки и мальчик. Они подвязали салфетки и тихо сидели, ожидая, когда им подадут суп. Владимир Ильич посматривал на них и тихонько разговаривал. Вот подали суп. Дети ели плохо, почти весь суп остался в тарелках"
Бонч-Бруевич. Ленин и дети.
ernestine_16: teatime (teatime)
Михаил Исаковский

...Все судьбы изменилися людские,
И, с вещим словом ленинским в душе,
Мы за полвека сделались такие,
Что нам весь свет завидует уже.

И что там пенье птушек или пташек,
Когда нам в руки отдана сполна
Не только ты, Земля родная наша,
Но отдан Марс, Венера и Луна.

И сверх того - пускай совсем не первым! -
На Марсе и, конечно, на Луне
Я побывать хотел бы. И, наверно,
Прогулку эту разрешили б мне.


********

М.Ю.Лермонтов

Мои друзья вчерашние — враги,
Враги — мои друзья,
Но, да простит мне грех Господь благий,
Их презираю я...

Вы также знаете вражду друзей
И дружество врага,
Но чем ползущих давите червей?..
Подошвой сапога.
1841 г.

*********


Зинаида Гиппиус

...Пусть к черной двери искупления
Слепцы-предатели идут...
Что значу я? Не мне отмщение,
Не мой над ними будет суд,

Мне только волею Господнею
Дано у двери сторожить,
Чтоб им ступени в преисподнюю
Моей свечою осветить.
Июнь 1918 г.
ernestine_16: в окошке (Default)
"Последние известия получили красноармейцы.
Сели.
Читают, газетиной вея.
- О французском наступлении в Руре имеется?
- Да, вот написано:
"Дошли до своего АПОГЕЯ".
У парня
аж скулу от напряжения свело:
"Каждый город просмотрел,
каждое село.
Верчусь -
аж дыру провертел в сапоге я -
не могу найти никакого Апогея!"

Наконец -
товарищ Петров взял слово:

- Сказано: до своего дошли.
Ведь не до чужого?!
Пусть рассеется сомнений дым.
Будь он селом или градом,
своего "апогея" никому не отдадим,
а чужих "апогеев" - нам не надо".


1923г.
ernestine_16: в окошке (Default)
"Великое нетерпение вдруг охватило людей. Все стало возможным: покорение пустынь и перековка людей, осушение болот и переделка мира. Уже заканчивался Турксиб и зачинался Беломорский канал. Покорялась Арктика, и ждала топора колымская тайга.
В том году необычайно высокой стала цена человека. Люди нужны были везде: школам и новостройкам, городам и пустыням. Цены не было человеческим рукам, даже неумелым.
В 1930 году романтичнее всяких книг и фантастичнее любых фильмов были газеты.
Этот голубоглазый юноша в сорочке, вышитой синими васильками, всегда жил в состоянии боевой тревоги. И простую фразу: "Товарищи, надо исправно платить членские взносы", — произносил так, словно звал на фронт.
- Чибирякский райком комсомола приветствует инициативу москвичей и ленинградцев и, со своей стороны, решает послать в счет тридцати тысяч на постоянную работу на шахты Донбасса десять лучших комсомольцев, членов чибирякской организации ЛКСМ.Он понял, что значит список десяти. "Значит, в шахтеры нас? В шахтеры?" — сообразил он.
Помню долгие — до зари — собрания по "персональным делам"; на весах партийной чести взвешивалась вина товарища, его достоинства и заблуждения. Мы хотели быть справедливыми. Мы судили не торопясь. Тогда каждый становился и психологом и врачом. Голосуя приговор, мы смотрели виновному прямо в лицо.мы любили заканчивать эти собрания "Интернационалом". Он у полюса особенно хорошо звучит.И одно собрание помню после боя. Это было на Карельском перешейке, зимой на Вуоксивирта — реке, скованной льдом; там дрогнул наш полк, побежал, и мы, коммунисты, не сумели остановить его.Прямо с этого собрания полк снова пошел в бой.
И еще я партийные собрания помню, — на них мне доводилось бывать только гостем. Была вокруг чужая земля, и чужое небо, и чужие — не похожие на наши — сосны, и речи звучали на чужом языке, и даже сидели люди на собрании не по-нашему — японцы, например, прямо на полу, на "татами", поджав ноги. Но и без переводчика были мне понятны их речи, я их душой понимал. Мы все тут были люди одной веры, одной партии.Ребята, ровесники мои, кто из вас не переживал этого гордого чувства: "Я мобилизован партией!" Не завербован, не нанят, а мобилизован!
Та же полынная степь, те же тополя, те же хатки-мазанки…
— Та нет, это не Донбасс! — разочарованно вскричал Виктор. — Не может это быть Донбасс.
Но проводники подтвердили: Донбасс. Красный Лиман, Яма, Артемовск.
— Хорошо поете! — сказал он наконец. — Вы какие будете, курские?
— Нет! — ответило ему несколько голосов. — Всякие.
— А-а! А я думал, курские. Раньше все курские да орловские в Донбасс шли.Оттого и прорыв, от таких шахтеров. Мы, — вдруг ударил он себя в грудь, — мы и в двадцать первом прорыву не знали. Лебеду ели, а прорыва не было. Работали. Давали уголек. А теперь, боже ж ты мой, что с Донбассом сделали?
— Разные тут были, — сказал дядя Онисим. — И вольные и вербованные. Вот раскулаченные сейчас поперли в Донбасс за длинным рублем…
— Ты то пойми, старик, — выскочил вперед горячий Мальченко, — мы комсомольцы. Комсомольцы мы!
— Бывали и комсомольцы…
— А может, в самом деле, — вдруг сказал Светличный, обернувшись к ребятам, — может, в самом деле есть тут такие, что уж собрались бежать? А? — Он строго посмотрел на всех, и под его колючими глазами все сразу съежились.— Ты? — его палец словно протыкал каждого. — Нету таких? Так я голову оторву, если будет!.. — прошипел он и повернулся к коменданту. — Вот, старик, среди нас бегунов нету".

(Борис Горбатов. Донбасс)



Фух, нет сил дальше читать. Спокойной ночи!


Leben Sie wohl,
essen Sie Kohl,
trinken Sie Bier,
lieben Sie mir!..
ernestine_16: в окошке (Default)
"Квашнин в правлении, что захочет, то и делает: его, как оракула, слушают. Но что за умница! Ах, боже мой!.. Во всех акционерных обществах состоит членом правления... получает двести тысяч всего только за семь заседаний в год! Зато уже, когда на общих собраниях надо спасать ситуацию, — лучше его не найти. Самый сомнительный годовой отчет он так доложит, что акционерам черное белым покажется, и они потом уже не знают, как им выразить правлению свою благодарность. Главное: он никогда и с делом-то вовсе незнаком, о котором говорит, и берет прямо апломбом.Знаете, как он принимает в Петербурге? Сидит голый в ванне по самое горло, только голова его рыжая над водою сияет, — и слушает. А какой-нибудь тайный советник стоит, почтительно перед ним согнувшись, и докладывает...

— Когда же вы начнете перестраивать рабочие бараки? — строго спросил Квашнин.
— Положительно неизвестно... Пусть потерпят как-нибудь...
— Слушай, бабы! С завтрашнего дня вам будут строить печи и покроют ваши бараки тесом. Слышали?
— Вы распорядитесь, — сказал он вполголоса Шелковникову, — чтобы завтра сложили около бараков воза два кирпича... Это их надолго утешит. Пусть любуются".
ernestine_16: в окошке (et voilà!)
"Папа, мама, брат с сестрой и я отправляемся гулять. Папа первым замечает открытый экипаж. Мы останавливаемся. Папа говорит, что это едет царь со своей семьей.

Сердце мое отчаянно бьется. Сестра и я делаем глубокий книксен, папа и мама склоняются в поклоне - как и все взрослые вокруг, мимо которых проезжает царь.

Я заканчиваю делать книксен, отваживаюсь взглянуть и обнаруживаю экипаж с позолоченными фонарями, с кучером и лакеями в красных плащах... Я жду, что короны, золото и пурпур ослепят меня, и - крайнее разочарование: ничего подобного!

Царь одет в ничем не примечательную офицерскую форму, а его семья - в еще более простые платья.

Это разочарование возрастает еще больше, когда бабушка, бывавшая при дворе, однажды привозит нам приглашение в гости к детям во дворец. Мы с нетерпением ждем этого дня и на месте расстаемся с еще одной иллюзией: и во дворце государь, государыня и их дети ходят без корон; более того, одеты они очень просто, стиль их жизни скромен, почти буржуазен. И даже кровати у них не из чистого золота, а совсем как наши собственные: никелированные, светло-голубой краски и украшенные блестящими шарами"


Ольга Чехова. Мои часы идут иначе.
ernestine_16: в окошке (Default)
"Он видел маленькие, сложной конструкции зеркальца (голландцы называют их «шпионами»), прикрепленные снаружи почти к каждому окну и устроенные так, что люди в доме могут следить за всем происходящим на улице и рассмотреть всякого, кто постучит в дверь, сами оставаясь невидимыми"

Мери Мейп Додж. Серебряные коньки.
ernestine_16: в окошке (Default)
"— Вот на этом углу, — сказал Якоб, указывая на какие—то крупные строения, — пятнадцать лет назад огромные склады зерна провалились в трясину. Это были прочные здания, построенные на хороших сваях. Но в них ссыпали слишком много зерна — больше семидесяти тысяч центнеров, — и они рухнули"


Мери М. Додж. Серебряные коньки.


А они говорят:мост, мост.

Profile

ernestine_16: в окошке (Default)
ernestine_16

October 2017

S M T W T F S
12 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15161718192021
22232425262728
293031    

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Oct. 23rd, 2017 07:55 am
Powered by Dreamwidth Studios