Jun. 2nd, 2017

ernestine_16: concerned (concerned)
В детстве от меня скрывали эту историю. О ней вообще мало кто знал.

После войны Лёля вышла замуж за очень тихого и доброго человека по имени Алексей Никифорович. Детей у них не было.
Однажды поздним вечером Лёля возвращалась домой и в сквере увидела спящего мальчика. Мальчик был сидя привязан к лавочке веревкой, а к пальтишку была приколота записка.
Что было в записке, я не знаю. С Лёлей мы об этом никогда не говорили, а бабушка ужасалась: "Как могла мать бросить своего ребенка?!"
Лёля принесла мальчика домой и усыновила. Врач определил, что ему около двух лет, но он совсем не разговаривал. Документов при нем не было. Надеялись, что он знает свое имя: называли ему громко разные имена, и он немного оживился при имени "Ваня". Но Лёля решила назвать его Сашечкой.
Когда Сашечка заболел полиомиелитом, ему делали несколько раз переливание крови. Лёлина группа подошла, и она очень гордилась, что в жилах Сашечки - ее кровь...

Он долго был слабеньким, с трудом ходил и всегда сильно заикался.
Но постепенно превратился в очень красивого и добродушного мальчика. Мой папа стал учить его музыке, и вскоре Сашечка чудесно играл на баяне - иногда с папой дуэтом.

В танцевальную студию он тоже ходил. Однажды, лет в 6, Сашечка и еще один мальчик должны были исполнять танец цыплят ( может, под музыку Мусоргского, а, возможно, Спендиарова). На них надели желтые костюмчики с крылышками и усадили обоих в открывающееся яйцо. Яйцо вынесли на сцену, заиграла музыка - и ничего не произошло. Занавес. К яйцу подбежали, раскрыли - а оба исполнителя там спят крепким сном. Слишком долго ждали свой выход!


Сашечка вырос смешливый, темпераментный. Ел с аппетитом. Гречку он любил и называл "черная каша", а с крылечка во двор всегда сбегал, впившись зубами в очень толстый ломоть белого хлеба, жирно намазанного сливочным маслом и густо обсыпанного "песком".

Сашка лазил по деревьям и крышам, убегал на Днепр, скатывался с горок на велосипеде и часто и подолгу хохотал. Он любил шутки, розыгрыши, и мне от него доставалось.
В гости к Лёле мы обязательно приходили Первого Мая, со связкой разноцветных шаров. Были еще и небольшие шарики "уйди-уйди" с пронзительной пищалкой.
Мне очень хотелось, чтобы шары мои взвивались вверх - как на картинке. Сашка обещал, что этого легко добиться: брал у меня шары один за другим и подбрасывал в воздух. Шары улетали в небо или натыкались на ветки акаций, лопались. Я сердилась, но Сашка разрывал лопнувший шарик на лоскутки - и начиналось интересное. Резиновый лоскуток он растягивал обеими руками, а серединку его втягивал ртом и туго закручивал хвостик. Получался шарик размером с копейку. Чем туже его закрутишь, тем он прозрачнее. Сашка "лопал" эти шарики мне об лоб. Было не очень больно, но всегда неожиданно.
Однажды, с несвойственной ему усидчивостью, Сашка сделал мне "виноградик": привязал к палочке много-много таких мелких шариков - получилось подобие виноградной кисти.
А еще он делал из яблок ёжиков с помощью ученического пёрышка. Поворотом пёрышка из яблока вырезались маленькие конусы. Их нужно было вытянуть и в образовавшуюся в яблоке дырочку вставить обратно, только вверх остриём. Сашкин ёжик всегда был чернильного цвета: он делал ёжику иголки той самой ручкой,что писал уроки.

Фотоаппарат у Сашки тоже был. Однако терпения и знаний не хватало. Однажды он нафоткал меня, напечатал с полсотни неважных сереньких снимков и уложил их сохнуть и выпрямляться...между страниц седьмого тома "Детской энциклопедии"( том по истории).

Он постоянно носился с какой-то идеей: то устраивал мне кукольный театр, то обучал меня какой-нибудь песенке, услышав которую, моя мама делала "страшные глаза". Затем вдруг усаживался что-то мастерить из деревянных дощечек, но тут же убегал дрессировать лохматую Беку.

Ему многое прощалось. Наказания давались Лёле с трудом. Но уж если когда и доходило до наказания, то всегда оно было избыточным, даже по моему детскому разумению.
Так, однажды Сашка наломал каких-то веток в соседнем саду. Соседи нажаловались. Лёля отхлестала Сашку этими ветками. А затем еще и порвала его билет "Общества охраны природы"!

Шли годы, Лёля со своим больным сердцем подолгу лежала в больницах, и Сашка был часто предоставлен сам себе. Муж Лёли много работал, на нем также лежали все заботы о саде-огороде. Он порой и готовил сам.
Постепенно за Сашкой закрепилось определение "лодырь". Поскольку Сашку часто видели на Днепре, в слове "лодырь" мне слышалась лодочка, в которой он, должно быть, безмятежно катался. Ничего плохого в этом слове не было.

"Дай Бог детей, да хороших!" - вздыхали бабушки.
Наверное, я ощущала в их беседах какую-то недоговоренность. Вздохи, обрывки фраз, палец на губах:"Тс-с!" Я чувствовала, что речь о Сашке, что с ним что-то не так. И когда мне в 17 лет сказали, что он - неродной, найдёныш, я совсем не удивилась.
Всё стало на свои места.
Паззл сложился.
И тогда я узнала от бабушки, что Сашке это давно известно. Сообщили ему об этом две соседки, лучшие Лёлины подруги...

Что было у него в душе?
Вот что: он узнал, что жизнь - обман.

Он ушел в армию. Вернувшись, женился. Затем снова.
Работы тоже были разные: то худрук, то прапорщик, то грузчик...

Лёли уже давно не было на свете, когда моя бабушка случайно увидела Сашку на троллейбусной остановке, с двумя бутылками пива в руках.
- Прощайте, тётя Шура! - прокричал он в окно отъезжавшего троллейбуса.- Уезжаю навсегда, далеко, прощайте! - и помахал коричневой бутылкой.

...Возник откуда-то - и исчез куда-то.
ernestine_16: в окошке (Default)
Источник вдохновения - здесь:http://donna-benta.livejournal.


Браун, Браун, Лиззи-Лиззи,
Ты в коробочке, в сюрпризе:
Ручки-ножки, будто стрелки,
И очки, как две тарелки!Read more... )
ernestine_16: в окошке (Default)
Был у меня один страх перед школой...Read more... )
ernestine_16: teatime (teatime)
ПОСВЯЩАЮ ЭТОТ ДАВНИЙ ПОСТ ПАМЯТИ МАРИНЫ КОПАСОВСКОЙ ( ...- 28.05. 2017).
КОГДА-ТО ОНА НАПИСАЛА К НЕМУ ХОРОШИЙ КОММЕНТАРИЙ В МОЕМ ЖЖ.

***



Книжный шкаф был такой глубокий, что книжки стояли в два ряда, да еще и впереди оставалось место для Плюшкина.


Я с детства привыкла его там видеть. Спросила однажды, кто он такой. Мне ответили: "Плюшкин".
И - ладно. Плюшкин и Плюшкин, вроде соседа. Сердитый и жалкий. Со связкой ключей, хранитель книг в шкафу. Неважный хранитель: книги все равно перекочевывали на столы и тумбочки, давались почитать соседям и друзьям.

(Спустя десять лет, сидя на полу у Лёли, я читала, заливаясь слезами, "Замок Броуди". Папа подошел, посмотрел: "О! Это же моя. Откуда она здесь?").

Плюшкин иногда был похожим на маленькое белое привидение. Я старалась на него не смотреть. А он смотрел, как я танцую...
Приемник в комнате играл, я кружилась и пела. Непонятные слова песен легко переделывались в понятные:

"Всё ждала и верила
Сердцу В АФРИКИИИИИ" ( т.е. вопреки)
Мы с тобой два берега
У одной реки"...

"Наш паровоз, вперед лети!
КОМУ НЕ ОСТАНОВКА?" (Ясно же: кому не остановка, те едут дальше!)

"Этот цветок увидали СОБАКИ
Со своего бережка.
Стали бросать они алые маки,
Их принимала река.
Дунай, Дунай, а ну узнай..."

Бабушка перевезла к нам свой патефон с толстенными альбомами пластинок. Там в "Песне старого извозчика" Утёсов пел смешно, но совсем уж неприлично: " Наши попы длинные, Мы друзья старинные..."(тропы).

А еще там была одна песня про лён и про любовь Чайковского:
"Ходит по полю девчонка,
Как Чайковский, я влюблён!"

На самом деле оказалось, что Бунчиков пел:" Та, в чьи косы я влюблён"! Ерунда какая: ну как можно влюбиться в косы! Про Чайковского гораздо понятнее.

Чайковский у нас в комнате тоже был: он смотрел с книжного шкафа вниз. Белый на фоне беленой стены. Добрые глаза, бородка.
Чайковский сверху, со шкафа видел всё: и что я прыгаю на кровати, и что ем без хлеба. Он наклонял вниз голову и строго спрашивал: "А хлеб?"

Первая музыка Чайковского - это даже не танец маленьких лебедей и не "Неаполитанская", которую Сашечка играл на баяне, притопывая в такт.
Это - та самая мелодия, на которую до сих пор никто не догадался написать слова.

Порыв ветра взметает с земли в небо тополиный пух или пух одуванчиков - а уже через секунду пушинки опадают, медленно. Медленно...
Мелодия звучала:
"Взвейся! -
и после
успокоишься...

Успокоишься.
Успокоишься..."

В 70е в колхозном саду кто-то из студентов этой мелодией воспел нашу тогдашнюю уборку яблок:
"Как
мы сегодня
обжираемся!

Обжираемся,
Обжираемся!"...


И - на всю жизнь так:
"Радость! -
и снова
ожидание.

Ожидание.
Ожидание..."

...А еще у нас были две беленькие фигуристки с шарфиками, закинутыми за плечо.
Всегда улыбающиеся, стояли они возле мраморного чернильного прибора на письменном столе. ( В одной чернильнице была черная тушь, чтобы писать ноты, а в другой - несколько скрепок и папины запонки).

Мне очень хотелось думать, что они - балеринки.
У соседки в буфете я видела настоящих фарфоровых балерин. Но они были белые и толстые, как омлет в стакане. У этих - коньки и шапочки - значит, Снегурочки. Правда, двух Снегурочек не бывает, и вторую пришлось разбить.
Нечаянно, конечно.
ernestine_16: в окошке (Default)
«…из синеньких немедленно приготовили баклажанную икру. Разумеется, не ту пресную, сладковатую желтоватую кашицу, которая продается в виде консервов, а ту, настоящую, домашнюю, знаменитую одесскую баклажанную икру — пища богов! — зеленую, с луком, уксусом, чесноком, молдавским перцем, дьявольски острую, от которой на губах делаются „заеды“… Для того чтобы приготовить такую икру, баклажаны надо было (разумеется!) не варить, и не тушить, и, уж конечно, не жарить, а сперва испечь на угольях. Синенькие должны обуглиться. Тогда с них сдирают кожу, и дымящуюся, полусырую зеленую мякоть с белыми семечками мелко рубят. Но боже упаси рубить ножом или „секачкой“. От соприкосновения с железом мякоть теряет свой естественный зеленый цвет, чернеет, и икра тогда уже ни к черту не годится. Мякоть надо рубить деревянным ножом и никаким другим. Тогда-то и получится настоящая баклажанья икра по-одесски. Что может быть проще».

Ну не за "Катакомбы" же, в самом деле?!
ernestine_16: в окошке (Default)
Прадедушка Митя садился обедать в кухне своего просторного дома, а над головой у него висела деревянная полка с посудой. Супруга его баба Нота, словно нарочно подгадав момент, каждый раз начинала греметь на этой полке мисками и тарелками. Грохот над головой был, по словам присутствовавших, не хуже бомбежки. "Вот Пановская порода!" - сердился, втягивая голову в плечи, прадедушка Митя.

Это было несколько странно. Дело в том, что баба Нота ( Панова в девичестве) происходила из очень многодетной и, следовательно, очень бедной семьи. И никакого обилия посуды у них быть не могло. Нечему там было греметь.Так что считать эту привычку семейной чертой рода Пановых не было у прадедушки ни малейшего основания. Но реплика повторялась ежедневно.

Как попала ничем не примечательная Наталья-Нота в зажиточную семью прадедушки, чем покорила сердце мастера-оружейника - не узнать уже. В замужестве довелось ей носить дорогие сорочки с вышивкой ришелье и сиживать на громоздких черных лаковых стульях с "готическими" спинками, о которых я уже вспоминала ( "Домик над Днепром").
Баба Нота даже немножко жеманничала и придумала словечко "издевляться". "Не издевляйся!"- отмахивалась она. Это означало: не морочь голову, не капризничай, не издевайся надо мной.

Баба Нота всю жизнь занималась домом, получала пенсию за репрессированного мужа восемь рублей - но всегда ( всегда!) была "при деньжонках", как она говорила. Совершенно неграмотная, она прекрасно разбиралась в деньгах и отнюдь не по ошибке совала мне рублик на проезд ( стоивший, как известно, 3-5 копеек).
Она покупала мне смешные базарные игрушки: грибы-копилки и деревянные яички, расписанные домиками, ручейками и уточками в ряд. Она приносила мне камышовые кошелочки васильково-зелёнковой расцветки - обязательно с гостинцами внутри: финики, семечки, кисло-сладкий виноград, халва...Наверное, именно такие гостинцы вызывали восхищение у нее самой когда-то давно , и теперь баба Нота "доигрывала" свое собственное детство.

Больше всех на свете любила баба Нота своего внука - моего папу. А после развода папиных родителей стала любить его еще крепче.

Бабушка Шура и шестилетний папа, совершив несколько переездов, оказались в незнакомом городе. Там бабушка поступила секретаршей в учреждение, а маленького папу удалось устроить в детский сад. Утром бабушка только успевала довести его до калитки детсада - и бежала дальше на работу.
В то утро бабушка, как обычно,попрощалась с ним у калитки. Папа поднялся на крыльцо детсада, но дверь оказалась заперта. Он стучал долго, и наконец вышел сторож и проворчал, что садик закрыт на карантин, и велел ему идти домой. Но дома никого не было, и папа пошел к своей маме на работу.
Почему-то он догадался, куда нужно идти, хоть города совсем не знал. Он останавливался на перекрестках и просил прохожих перевести его через дорогу. И ни один человек не поинтересовался, куда и откуда идет шестилетний мальчик.
Бабушка раскладывала на подоконнике газеты-журналы, когда увидела вдруг: ее ребенок пересекает широкую площадь, полную трамваев и извозчиков.
Как он нашел дорогу - так никто и не понял.

Папа вообще любил удивлять.
Однажды папа показал мне фокус. Он вырезал из бумаги картинку ( это был нарисованный чугунный утюг), положил ее на листок смородины, накрыл шерстяной тряпочкой и стал ударять по ней щетиной одёжной щётки. Длилось это очень, очень долго. Я убегала, прибегала, но еще было не готово. Наконец папа вынул листик -о! - он стал паутинно-кружевной, а в центре - зеленый силуэт утюжка. Этот фокус может показать только очень настойчивый и трудолюбивый человек.

Папа оставался в душе немножко ребенком. Он брал у меня сачок, чтобы поймать красивую бабочку. Из фольги от конфет он делал мне кукольную посуду: наворачивал фольгу на кончик пальца, а из остальной части формировал ножку и донышко - получался фужер, или вазочка, или стаканчик.

Как-то раз папа принес из сарая дощечку - чуть шире линейки, покрасил ее раствором марганцовки и сделал для моей кукольной посуды настоящую полочку.

Вот так вернулась ко мне миниатюрная копия той посудной полки, что висела в доме прадедушки Мити.

Profile

ernestine_16: в окошке (Default)
ernestine_16

October 2017

S M T W T F S
12 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15161718192021
22232425262728
293031    

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Oct. 22nd, 2017 02:57 am
Powered by Dreamwidth Studios