Jun. 13th, 2017

ernestine_16: в окошке (et voilà!)
- Начать проверять тетради тоненьким розовым фломастером вместо красной ручки;

- изрезать старый, но очень полезный учебник на карточки для индивидуальной работы, а в углу каждой карточки наклеить что-нибудь в тему;

- перевернуть стул, сделать из него кольцеброс; называя слово, ученик одновременно набрасывает на ножку стула картонное кольцо; по крайней мере, одно из этих действий у него получится; похвалить;

- спеть песенку-зарядку в середине урока и проделать эту зарядку вместе с учащимися; помнить про молнии на своей одежде;

- для описания внешности человека подобрать фотографии с ярко выраженными эмоциями; изо всех сил стараться при этом не смеяться весь урок;

- придумать вместо отметок призы и раздать их; не забыть из них выбрать приз и для себя тоже;

- когда-нибудь надеть на урок красивые старые чешские бусы; стараться о них на уроке не думать;

- навести полный порядок на своем столе, полный;

- поменять на фломастерах колпачки - чтоб были другого цвета; это активизирует мыслительную деятельность иногда; иногда, правда, просто бесит;

- во время урока незаметно отломить в сумке кубик черного шоколада, отвернуться и съесть его;

- поспорить с учениками, планета ли Плутон; поспорить на что-то очень хорошее и подождать несколько лет;

- всегда быть уверенной: " Я всё равно знаю больше, чем они";
- всегда помнить: " Они всё равно будут знать больше, чем я".
ernestine_16: в окошке (Default)
Я знаю, знаю это слово!!! Я его в тексте нашла!....... А как оно пишется?..

***
Каждый год такая история:
- ...пропЭрлы!
- Хто кого там "пропЭр")))? Как правильно по-английски "как следует"?
- А, знаю: prOperly!
- Вот и читай "как следует" как следует!))
-.... ...как следует пропЭрлы.......

***

- Мы придумали такой диалог. Я буду ее спрашивать, а она всё время будет молчать, как будто обиделась.
ernestine_16: в окошке (Default)
На участке мне в руки давали синенький бюллетень с единственной фамилией - размером чуть больше билета в кино.
Поэтому я и называла его: "билетень".
Бабуся поднимала меня перед урной, нарядно задрапированной буфами красного кумача. Эта единственная урна высилась в центре зала, вся уставленная у подножия горшками цветов. Смешно было, что она - урна, могли бы и красивее слово подобрать.

Меня всё тянуло забежать в кабинку для голосования. Она тоже была единственная и похожая на кабинку переодевания на пляже. Стояла кабинка незаметно, в углу. По-моему, света в ней не было никогда.
- А для чего это?
- А это кто - против! - шептала бабушка Шура.
Я приседала на корточки, вдруг увижу хоть ноги того, "кто против".
- А как он - против?
- Берёт и вычеркивает фамилию!
- Зачем?
- Потому что - прррротив! - осуждающе произносила бабуся.

Потом бабуся надевала очки, чтобы прочитать на стене биографию, за кого проголосовала.
- От блока коммунистов и беспартийных рационализатор Шевченко! Видишь, какой!
- Какой?
- Достойный, значит. Запомни: Шевченко! Вдруг у тебя спросят.
- Кто спросит?
- Ну, кто проверяет, ходили мы голосовать или не ходили.
- А кто проверяет?
- Ну, к тебе могут во дворе подойти и спросить, кто у вас сегодня голосовал - ты что скажешь?
- Я скажу: Шевченко!

На второй этаж учреждения, где находился агитпункт, баба Шура обязательно поднималась: там располагался буфет.
В 60е в день выборов там продавали "приличные" консервы и конфеты.
В 70е - бутерброды с сервелатом.
В 80е - масло в пачках.
В 90е - жареные пирожки с повидлом...
...А потом баба Шура уже не ходила на выборы.
ernestine_16: в окошке (Default)
(Продолжаю переваливать из ЖЖ).



Всем внимание: открылось собрание!
На повестке дня всё тот же вопрос:
Что нам делать с комсомольцем Бараниным?
Этот тип, как оказалось, непрост!

Есть претензии к его биографии:
Клёш на брюках носит - метр в ширину.
Он позорит факультет географии,
Наш район и всю большую страну!

Производственное он не смотрел кино,
Прогрессивный дух в себя не впустил.
И в названии села Переделкино
Он назло вторую "е" пропустил!

И в гражданскую не встал он позицию,
И всё было ему сплошь - пополам.
Превратился в... как его? - в оппозицию
Нашим помыслам, словам и делам!

...Допоздна продлилось это собрание,
Но понять мы не смогли одного:
Что нам делать с комсомольцем Бараниным
И еще с полсотней - вроде него?
ernestine_16: в окошке (Default)
Очень мне нравится колупать на сосновых стволах засохшую смолу, она пахнет воспоминаниями детства:
- когда перед уроком сольфеджио друзья-скрипачи открывают футляры;
- когда перед уроком балета натираешь пуанты.

Танцевать на пуантах я так и не научилась, могла исполнять только отдельные движения.
Но пуанты у меня, в отличие от остальных девочек, были эксклюзивные, атласные. Даже у солисток-семиклассниц, на которых держались все новогодние спектакли Дворца пионеров и которых потом почти без экзаменов принимали на отделение хореографии в Театральное училище - даже у них были пуанты простенькие, сатиновые...
А мне вон как повезло. Но так получилось случайно.
Цена у них была написана на подошве: 3 рубля!
На пуантах ходить - это как ногу в стаканчик вставить - и ходить!
Казалось, что чем усерднее натрешь пуанты канифолью, тем будет легче).
А легче стало, когда нога выросла, пуанты сделались малы, а других уже и не купили.

Я не знаю, почему я бросила балет.
Наверное, мне было важно быть первой - а ни в музыке, ни в балете я первой не была ни разу)).
Первой была очень старательная и способная девочка, всего на год старше меня. Но про нее говорили, что она никогда не станет настоящей балериной: " У нее широкая спина!". Мы ее тайком жалели.

И остался только запах канифоли.
- Папа, чем тут пахнет?
- Я паяю. Открыть окно?
- Нет, не нужно. Пусть пахнет.

Но разогретая канифоль навевает уже другие воспоминания.
ernestine_16: concerned (concerned)
И будет так:
В рассветной мгле, горой железной -
Подбитый танк
И всюду мусор бесполезный,

И едкий дым,
И марево от стужи лютой...
Мы победим!
Но будут свечи, не салюты.

Да будет так.
И в этот день, во мгле рассветной -
Их белый флаг,
На фоне снега чуть заметный.






27 ноября 2015г.
ernestine_16: в окошке (Default)
В старом фильме Э.Рязанова "Девушка без адреса" бездомную главную героиню приводит к себе отзывчивая Оля.
У Оли в комнате на столе чайник и еда.
В 50е гг люди ели, в основном, не на кухне, а в комнате ( там же и спали, и делали уроки, и слушали радиоприемник, и играли в шашки - всё как на картинке в "Букваре").
Отзывчивая Оля предлагает промокшей от дождя девушке без адреса:
- Ты ешь! Вот сыр. Масло. Колбаса.

Я этот фильм видела в детстве, а потом его почему-то очень долго не показывали по телавизору.
А показали фильм в конце 80х и потом повторяли очень часто, все 90е гг.
И при нехватке или отсутствии продуктов странно было слышать вот это сыр-масло-колбаса. Ну, ладно там хлеб, ну еще пирожки с картошкой, но сыр...
А потом появилось масло. Оно называлось "Рама", а позже "Корівка" и "Veto"(!))) - или как-нибудь еще.
Колбаса тоже появилась, она была салями в запаянных золотистых мешочках или вареная под названием "ПарижИ", с бесконечно долгим сроком хранения и серая на цвет и даже на вкус.
Сыр появился позже всех и сразу повсюду. Он продавался уже нарезанным тонкими пластиночками. Хочешь - ешь, хочешь - используй как закладку для книг. Главное, он был без запаха и никаких пятен не оставлял. Очень удобный сыр был.
Но прошло еще какое-то время - и появились другие сыр-масло-колбасы, вкуснее - даже и в такой мере, что иногда не стыдно было предложить их гостям.
И тогда термин "сыр-масло-колбаса" стал у нас в доме проверочным словом перед походом в магазин. Есть в холодильнике сыр-масло-колбаса - всё, значит, хорошо. Если же один компонент отсутствует - пойди и восполни!

Это очень удобно. Мало ли кто заглянет на огонек - а ты прям как та отзывчивая Оля.
Вместо колбасы, правда, мы все чаще стали мясо сами запекать в духовке.
Масло берем развесное, свежее Магдалиновское или Приазовское.
Вот сыр приличный пока не научились у нас делать. "Королевский" хорош ( но название говорит о цене). А на изготовление самодельной брынзы я решусь еще очень нескоро.

Самое главное - это хлеб не забыть).
Его не все едят - но ведь масло же на столе!
ernestine_16: concerned (concerned)
Ой, летіла, летіла
Зграя ворон,
Зграя ворон
Та й на Гайворон.

А одне воронятко -
Білеє.
Я спитав його,
Чи ще сили є.

А воно мені:
- Не питай дарма,
Я летітиму,
Хоч і сил нема,

Все летітиму
Та й летітиму,
Білим пір"ячком
Всім світитиму...

І летіла собі
Та зграя ворон,
Десь далеко так -
Аж за Гайворон.





Грудень, 2015.
ernestine_16: в окошке (Default)
Тещу свою Санька любил.
Когда-то давным-давно она была его учительницей в музыкальной школе.
Валентина Даниловна, Валюха, в прошлом - бойкая участница фронтовых концертных бригад, играла на гармони и на баяне, а в 45м в Кенигсберге сумела освоить и аккордеон.
Саньке нравилось смотреть, как уверенно она берет аккорды, как притопывает левой ногой, отбивая ритм, и как светлые упрямые кудряшки прыгают на ее широком лбу.
- Два, три... и!- хлопала она в ладоши, объясняя Саньке затакт в третьей, самой быстрой части "Неаполитанской" Чайковского.
И, поддернув ремень баяна на крепком плече, вступала дуэтом с Санькой, громко подпевая:
- ...та-Та, та-Та, та-Та-та
Тита-тита-тита-тата;
Тита-тата-тита-тата...

Она ставила Саньке хорошие отметки и никогда не рассказывала Санькиной матери о его прогулах - жалела, в общем.
А мать жалела Санькины брюки и, чтоб они не протирались, заставляла укрывать колени под баяном плюшевой зеленой салфеткой. Санька очень стеснялся этой салфетки и всегда старался потерять ее или сунуть в коридоре за сундук - но мать следила строго.

С матерью и потом, когда женился, трудно было ужиться. А с тещей, с Валентиной Даниловной - легко.

С ее дочкой Любой Санька учился в одном классе. Правда, не всегда: Любу оставляли на второй год, причем дважды. Оказалось, что Люба тупая. За это Валентина Даниловна громко на Любу кричала.
Саньке она тоже громко кричала на уроках, но только одно слово:
- Считай!!!
И Санька послушно отбивал такт ногой, обутой в галошу - и зеленая плюшевая салфетка съезжала с коленей на пол.

Иногда Валентина Даниловна не обращала внимания ни на музыкальный счет, ни на Санькину игру. Она подходила к окну и начинала курить в форточку. Санька тогда наглел и принимался играть не по нотам, а на слух, импровизируя и дурачась. Она не слышала. Затем, будто проснувшись, Валентина Даниловна захлопывала форточку, прятала в карман папиросы, брала со стула баян и начинала играть сама. Она играла, а Санька слушал. Так проходил урок.

Больше всего Санька любил, когда она играла "Прощай, любимый город".
Он тогда еще не знал слов этой песни, он почему-то плохо запоминал песни и стихи.
Но эта мелодия и без слов так сладко и горько щемила сердце, и так глубоко вздыхал баян, и дрожали на кнопках сильные пальцы Валентины Даниловны с побелевшими от напряжения ногтями - что казалось Саньке, будто он сам эту песню придумал и сам исполнял.
Потом в дверях класса появлялся следующий ученик, и урок был окончен.

Домашнее задание учительница всегда писала одно и то же: "Считай!"
Однажды Санька буркнул, что он, мол, и так считать умеет. И тогда Валентина Даниловна спросила:
- А сколько у тебя по арифметике?
- Ну, четыре.
На самом деле у него было "три", но случались и четверки.
- А ты бы приходил вместе с Любкой уроки делать, - предложила учительница.
Санька вздохнул: делать уроки вместе с девчонкой - это еще хуже, чем таскать с собой плюшевую салфетку.
Но Любка оказалась спокойной, тихой и послушной. И вовсе не тупой.

Если у них получался разный ответ в задаче, Любка не спорила, а переправляла свое число на то, что у Саньки. А списывать у него решение она даже не пыталась. Сидела себе тихонечко, начищая до блеска перышко лоскутной перочисткой, чтобы чистое перышко никогда не пачкало Любкин пенал. Все ячейки этого деревянного пенала были чистенькие и пахли, как новая матрёшка. И все учебники у Любки были аккуратно обернуты свежими газетами, и на газетах ни одному портрету никогда не были пририсованы рожки. Наоборот, Любка раскрашивала эти газеты цветными карандашами и подписывала учебники: "Преродо ведение", "Родная реч".

Чтобы зря не сидеть за уроками, Любка начинала уборку. Мыла листья фикуса в углу и полы вокруг Саньки, без конца протирала подоконник, зеркало и железные прутья кровати, выгоняла полотенцем из комнаты лишних мух.
Столько труда Санька себе никогда бы не позволил, и он даже стал уважать Любку и разрешил ей списывать из своих тетрадей. Почерк у Любки был кривоватый, длинные пальчики как-то косо держали ручку, и было похоже, будто Любка не пишет, а продолжает мыть полы маленькой шваброй.

А потом случился ужас: Любка увидела ту зеленую плюшевую салфетку!
Но она не стала смеяться и даже не рассказала никому в классе.
Помогая Саньке убирать вещи в портфель, Любка аккуратно сложила ее, расправив уголки.
И на душе у Саньки впервые стало очень спокойно, чисто и хорошо - почти как в той песне о море, куда завтра уплывут те, кто прощается навсегда.
ernestine_16: в окошке (Default)
В к.60х - нач. 70х в нашей школе вдруг исчезли вилки из столовой.
Из алюминиевых вилок, изогнув зубцы, все делали дротики: "Два удара - восемь дырок!"
Это было самое короткое поветрие, на пару дней. Независимо от степени участия в вандализме, все обязаны были купить и вернуть в столовую новые вилки. Цена им была 10 копеек.


Возле исторического музея, с которым граничит моя школа, в те годы строилась диорама "Битва за Днепр".
За школой высились горы какого-то крупнозернистого песка.
Модно было найти в этом песке особые серые гранулы. Если кинуть их в кипяток и проварить, получались белые шарики пенопласта!
Потом эти шарики скрепляли булавкой и делали человечков, чтобы было на кого смотреть на уроке.


Потом еще вот шпажки были.
Где-то находили все мальчишки маленькие обломки каких-то заготовок из желтого металла.
Если немножко поработать напильничком ( а уроки слесарного дела были у девочек тоже), то получались такие миленькие шпаги. Их носили, проколов трикотажный свитер или пришив к лацкану пиджака и пальто.
Их носили как знак особого отличия ( получается, " Я умею находить красивый нужный мусор!")))
Потом надоело.


Каждую четверть что-нибудь новое появлялось. Про ёжиков из яблока ( пёрышком делать колючки) я уже писала.


В 80е мода была: делать Z-образные плёточки из перфокарт. С ними просто так ходили.)
Потом еще делали хлопушки: свернуть бумагу особым конвертиком и резко махнуть рукой вниз.
Еще как-то подбрасывали на учительском столе спичечный коробок. Это называлось" эцл-шмэцл".


В 90е появилась китайские пластмассовые пружинки-радуги. Если шел школьник с ранцем-рюкзаком, руки у него никогда не были свободны: в руках переливалась пружинка!
А после пружинок появились йо-йо! Это было надооолго! Умельцы пытались делать самодельные йо-йо из двух железных крышечек для майонеза, но куда им!

В 2000е появляться стали всякие картонные и бумажные фишки с картинками.
Каждую перемену мальчишки младших классов шлёпались на пол и начиналась азартная игра "под наклейки!"

Рубаи

Jun. 13th, 2017 04:08 pm
ernestine_16: в окошке (Default)
Ты всё бороду холишь свою. А ведь я
Подарила лосьон тебе "После бритья".
Пахнет мускусом он, резедой и пачулей -
И от этого нету нам в доме житья!

***

Тюбетейку тебе вышивала с утра
И чуреки тебе выпекала с утра.
О свободе и равенстве женщин востока
Я в душистом хамаме мечтала с утра.

***

Вырезает мастер узор на двери твоей.
И стою я, потупив взор, у двери твоей.
Если ручки этой коснется чужая рука -
Не снести мне такой позор от двери твоей.

***

В Коктебеле инжир был по семь пятьдесят.
А в Джанкое инжир был по шесть пятьдесят.
А потом возвращались мы в Днепр рано утром -
На вокзале инжир был по пять пятьдесят.

***

Не дружить мне вовек со своей головой.
И ни жаворонком не бывать, ни совой.
Рубаи мне напомнили вдруг... лимерики!
Видно, крепок кальян на щербете с халвой.





2015, декабрь.
ernestine_16: в окошке (Default)
...что у К.Симонова речь идет о кавалеристах - стихотворение, скорее всего, задумывалось не "Сын артиллериста", а "Сын кавалериста"?



"...Дружили еще с гражданской,
Еще с двадцатых годов.
Вместе рубали белых
Шашками на скаку,
Вместе потом служили
В артиллерийском (кавалерийском) полку.

...Сыну артиллериста (кавалериста!)
Пора к коню привыкать!—
С Ленькой вдвоем поедет
В рысь, а потом в карьер.
Бывало, Ленька спасует,
Взять не сможет барьер,
Свалится и захнычет.
— Понятно, еще малец!—

Деев его поднимет,
Словно второй отец.
Подсадит снова на лошадь:
— Учись, брат, барьеры брать!

...Ничто нас в жизни не может
Вышибить из седла!"

Стихотворение написано в 1941 году.
Бросается в глаза и то, что подросший Лёнька уже лейтенант ( возможно, после ускоренных курсов), но Деев всё еще майор.
Приходит мысль, что Дееву воинское звание было... возвращено?..
ernestine_16: в окошке (Default)
Что приносит Дед Мороз?
А вот это не вопрос!
Всем детям - по игрушке,
Всем соням - по подушке,
Хозяйке - половник,
Корове - коровник,
Белке - орехи,
Министру - успехи,
Клоуну - маску,
Кошке - колбаску,
Глобусу - экватор,
Соседу - перфоратор!
ernestine_16: в окошке (Default)
Бокалы Катиной бабушке подарил Поклонник. Поклонника никто никогда не видел, даже на фотографиях бабушкиных его не было.
Маленькая Катя представляла себе Поклонника таким матерчатым петрушкой, который все время кланяется, сгибаясь пополам. Поклонник, думала Катя, внутри пустой и надевается на руку, как в кукольном театре. Вот он, улыбаясь до ушей, вскакивает над спинкой бабушкиной кровати - и двумя плоскими лоскутными ладошками протягивает бабушке фанерный ящичек, а в ящичке - те самые бокалы.
Катя часто заглядывала под кровать, и за железную синюю спинку кровати тоже заглядывала, отодвигая батистовую занавеску с бантиками по краям.
- А где Поклонник? Куда подевался? - спрашивала Катя.
- Канул, - отвечала бабушка.

Бокалы доставали из ящичка только на Новый год. На другие праздники не доставали, потому что шампанского не было. Шампанское тоже нужно было "достать". За шампанским Катин папа ездил в другие города или в буфет при обкомовской столовой.
- Достал! - сообщал папа, ставя на стол холодную темную бутылку с нарисованными медалями.
- Добытчик, - обнимала папу мама, но папа хмурился: - Так надоело унижаться, так надоело!

Бокалы были все разные: синий, малиновый, золотистый и "салатововый", как произносила Катя.
Если вокруг дворца Спящей Красавицы имелись цветы, то они, конечно же, были сделаны из таких бокалов.
А если перевернуть вверх донышком салатововый, то получался домик волшебника Изумрудного города: темно-зеленый граненый шарик на ножке бокала дарил мягкий свет гладкому колокольчику, и это было сказочно!
Только вот трогать бокалы Кате запрещалось.

Бокалы пережили бабушку. Их по-прежнему доставали на Новый год.
- Один - лишний!.. - грустила мама.

Кате уже разрешалось пить из них лимонад. Только пальцы нужно было хорошенько отмыть от чернил.
Потом Кате доверили уложить протертые насухо бокалы обратно в ящичек. Папа взял ящичек из Катиных рук, поднялся на табурет и аккуратно поставил ящичек на самую верхнюю полку. Что-то мешало, какие-то соломенные шляпы, что ли. Папа одной рукой попытался освободить в темноте пространство - и ящичек выскользнул и полетел вниз.

Разбился только один бокал.
Мама горько заплакала: - Это ведь память...
- Память не там! - ответил папа глухим голосом.
Мелкие, как песок, осколочки собирали бумажкой, смазанной конторским клеем.
Мама сполоснула водой оставшиеся три бокала и поставила на кухонный столик - просохнуть. Нужно было жить дальше, и мама замесила тесто на ореховые коржики. Орехи стала колоть сама, бабушкиным орехоколом - и кусок скорлупы выстрелил прямо по бокалам.
То ли скорость скорлупы была слишком велика, то ли бокалы уже ослабли от падения с высоты - но в ответ на ореховое "кряк" раздался с готовностью "бдынь" одного из бокалов. Мама ахнула, но винить ей было уже некого.

А жизнь продолжалась, и через пять минут следующий бокал разбился уже оттого, что Катя, пытаясь помочь маме наколоть орехи, выпустила из рук орехокол...
И остался один бокал.
Неважно, какого цвета.

Profile

ernestine_16: в окошке (Default)
ernestine_16

October 2017

S M T W T F S
12 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15161718192021
22232425262728
293031    

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Oct. 22nd, 2017 02:58 am
Powered by Dreamwidth Studios