ernestine_16: umbrella (umbrella)
"Назначение получил во Владивосток заместителем начальника политотдела Тихоокеанского Военного Флота и, заодно, был избран секретарем комитета комсомола этого флота. Владивостокский порт только строился. Механизмов для выемки земли было недостаточно. Кто-то предложил пригласить китайцев с их лёгкими бамбуковыми носилками. Они небольшими лопатками набрасывали на них землю и бегом относили её на нужное место. В перерыве по 4-5 человек собирались у костерка и в консервной банке варили рис. Хранился он у них в длинных карманах штанов. Так без особых затрат выполнили важную часть строительства"
"Вдруг кому-то пришла в голову мысль: это не патриотично привлекать чужой народ, когда есть свой. Вот его-то и нужно было привлечь, заставить работать. Вину за недосмотр возложили на начальника политотдела".
( из воспоминаний Анны Вельковской).
ernestine_16: в белом (in white)
- ДЕТОЧКА, Я РОДИЛАСЬ ЕЩЕ ПРИ КУЛЬТЕ ЛИЧНОСТИ!
- Я ТОЖЕ.
ernestine_16: concerned (concerned)
"...Понимание сторонами неизбежности большой войны было абсолютным. Сталин был в курсе планов Гитлера и спокойно наблюдал за концентрацией его войск у своих границ. Тут есть важный момент, связанный с тем, что летом 1940 года, когда Вермахт рубился на Западе, у Сталина было идеальное окно для нападения, ибо войска противника были связаны, а перед его фронтом войск просто не было. Ситуация была настолько удачной для проведения плана «Гроза» или подобного, что о таком даже мечтать было невозможно. Только Сталин этот момент упустил. Многие говорят о том, что совок не был готов, к этому времени. Но любое рассуждение в этом направлении упирается в простую вещь. Пусть именно в это время Сталин мог бросить в западный поход 120-150 дивизий, усиленно формируя новые. Много это или мало? Но ведь у противника в Польше практически не было войск! Этим полтораста дивизиям просто не с кем было воевать! Вряд ли можно упрекнуть Сталина в тупости, а потому, он не мог не видеть этой возможности. Тогда опять возникает вопрос: почему?

А ответ довольно прост. Он не просто хотел захватить Европу, но и оставить ее за собой. В этом ответе нет откровения, но вернемся немного назад и посмотрим на то, что собой представлял совок? Подлый гадюшник, который вместе с Гитлером растерзал Польшу, напавший на маленькую Финляндию и ударивший в спину своего вчерашнего союзника – Германии.

Дело в том, что Сталин уже к 1940 год не имел сомнений в том, что у совка хватит сил завоевать Европу быстрым и сокрушительным броском. Подтверждение тому озвучил Вячеслав Молотов, нарком иностранных дел. В ноябре того же 1940 года он озвучил ультиматум с территориальными претензиями не кому-нибудь, а лично Гитлеру, после чего тот и подписал план «Барбаросса». Мало того, исследователи сходятся во мнении, что даже если бы Гитлер и согласился на часть или на все условия Сталина, война была неизбежна по определению. Германия имела вектор территориального приращивания на восток, а совок – на запад. Так что именно военная составляющая захвата Европы Сталина не волновала. Его волновало официальное признание факта аннексии континентальной Европы со стороны Великобритании и США.

Неправда ли, знакомые мотивы? Прямо сейчас Путин делает ровно то же самое, он желает создать ситуацию, при которой Запад согласится на аннексию соседних территорий уже Россией. И сейчас видно, что у него это совсем не получается и, скорее всего – вылезет боком ему лично, его окружению и всей России. Так вот, у Сталина была примерно такая же тяжелая задача. Ему надо было не просто захватить Европу, но и получить мировое признание этого акта.

Гитлер ему очень помог в этом плане, ибо стер европейские границы, сделав из Европы один большой приз, на него-то Сталин и разинул рот.

Но как добиться признания? Это можно было сделать только одним способом- подобно Англии стать признанной жертвой Германии. То есть, для начала «освободительного похода» Сталин мог утроить сотню Майнильских инцидентов. Но это в том случае, если бы нужна была просто война с Германией. Сталину надо было не просто заманить Гитлера на нападение, но и понести убедительные потери от этого нападения. Только десяток разрушенных городов, несколько десятков, а то и тысяч жертв могли убедить Британию в том, что это все не игра хищника.

То есть, войска согнались к границе для того, чтобы подстегнуть Гитлера. Авиаразведке Люфтваффе дали посмотреть на то, сколько войск уже находится у границ и что все серьезно. Зная о сути плана «Барбаросса», Сталин всячески стимулировал его развитие в задуманных параметрах. Его задача была намного сложнее, чем не вспугнуть Гитлера. Он должен был поддерживать баланс между этим требованием и тем, чтобы Гитлер не уловил подвоха и не зарылся в землю, перед его границами. Его надо было поддерживать в той степени уверенности, что даже меньшим числом войск Вермахт сможет успешно атаковать. А раз так, то ему надо было увязнуть в своей атаке, накрошить кучу трупов, которые пойдут, как доказательство и только после этого должен был начаться освободительный поход, который будет принят как таковой. Поэтому и были все эти демонстрации.

Надо отметить, что такая версия описывает почти все спорные моменты, которые мы излагали выше, как например с тем, что Сталин обзывал разведчиков провокаторами. Он все знал и все видел. Вопли о нападении ему только мешали. Он хотел этого нападения, причем настоящего нападения. Он был уверен, что наступление увязнет в той массе войск первого эшелона, что стоят перед противником и в конце концов – захлебнется. Будет принесена кровавая дань богу войны, а после этого начнется то, чего Сталин хотел больше всего.

Каждый может считать эту версию отчаянной фантазией, но если спокойно уложит в нее факты, которые до сих пор не находили объяснения, то увидит, как все складывается в одну страшную картину. Между прочим, именно такой подход, но по другому поводу и в меньших масштабах, был применен в двух сражениях, общепризнанных ключевыми на Восточном фронте. Речь идет о Сталинградской битве и Курской Дуге. В обоих случаях, противнику отдавалась инициатива, принимался удар, перемалывались ударные силы противника, а потом начиналось контрнаступление. Именно это и предполагалось изобразить 22 июня 1941 года. Но военные не смогли сыграть так, как было задумано, ибо даже командующие фронтами не знали всего замысла. Не удивительно, что в момент, когда ситуация стала выходить из-под контроля, командование фронтами приняли люди, посвященные во все детали большого плана: Жуков, Ворошилов, Буденый, Тимошенко и т.д.

Вот это и есть ответ на вопрос: «почему?». Это была гигантская игра ва-банк, и по всем выкладкам, Вермахт не имел шансов. Но РККА не могла играть так тонко и переиграла «расслабленность», а педантичные боши отрабатывали все свои возможности по максимуму. Игра стала рушиться тогда, когда германские войска добрались до стратегических резервов. Вот тогда стало понятно, что пошла другая игра и растянутые коммуникации Вермахта получили мощную поддержку трофейными запасами. Так, в самые критические моменты прорыва танковых групп и моторизированных дивизий, вермахт получал не менее трети топлива из трофейных запасов. То же самое и с продовольствием, гигантские склады которого были захвачены в том же Каунасе. Это был ключевой момент, важность которого подтверждает гибель мехкорпусов, брошенных Жуковым в сражение под Дубно. Они встали из-за отсутствия топлива и боеприпасов и какое-то время трофейные танки воевали за Германию. Т-34 с маркировкой Вермахта никого не удивляет.

Так что виновники катастрофы лета-осени 1941 года – хорошо известные личности, во главе со Сталиным. Все эти деятели были и остаются связанными гигантской кровью и на их шеях висит груз уничтожения кадровой армии, а также всех последующих ужасов войны".

Отсюда:anti_colorados
Page generated Jun. 26th, 2017 05:13 am
Powered by Dreamwidth Studios