May. 17th, 2017

ernestine_16: в окошке (Default)
16.Кубик влез на барабан вехи. Он немножко походил по барабану, вокруг сооружения, напоминающего домик с высоким каменным шпилем. Домик был слегка поврежден дождями и ветрами: раствор, скреплявший камни, местами высыпался. Каменные блоки будто лежали свободно, как кубики. Казалось, вытяни один – и все сооружение рассыплется. Но нет, блоки не поддавались. Или это каменный шпиль давил на них, как пресс? Лучше бы скрепить блоки, пусть себе держатся покрепче. Кубик набрал горсть мелких камешков, нашел на полочке под крышей сарая шнек от старой мясорубки. Он вложил камешки туда, где не хватало раствора между блоками, и сильно стукнул несколько раз.

Камешки выскочили обратно, но Кубика удивил звук, раздавшийся под ударами шнека. Звук был такой, будто веха внутри пуста. Конечно же, как он раньше не догадался! Клад не закопан в землю, он упрятан внутри самой вехи. И если попытаться разобрать каменные блоки, то наверняка там будет ниша. Сырая прохладная ниша. Не очень маленькая, чтобы туда поместился сундук с драгоценностями. Но и не очень большая, чтобы не пришлось вынимать много блоков. Только вот как же их вынуть? Блоки не расшатать, сидят крепко. Где он там, сундук этот?

Кубик ходил и ходил вокруг старинного сооружения, опускался на корточки, стучал по шершавым камням. Звук был гулкий и разный, и Кубик понял, что по этой разнице в звучании каменных блоков он легко определит даже контуры сундука. Кубик представлял себе, что в руке у него не тяжелый шнек от старой мясорубки, а эхолот, причем, не простой, а с какой-нибудь космической станции. Кубик даже пытался кричать в щелку между блоками: «А!» -чтобы услышать эхо. Потом снова ходил по кругу и стучал. «И шо ты стучишь? Усю кицьку напугал!» - ворчала баба Утя, шаркая галошами.

Неожиданно вернулись во двор Сом с Гарькой. Старушка подала им обед – молоко в коричневых эмалированных кружках, а Кубику отдельно – диету: лук и огурец.

17. Мальчишки решили завтра хорошенько обмотать шпиль веревками, собачьей цепью и проводом бригадира, потом завести трактор Асмик и – ага! «Ага!» - закричал, открывая калитку, кто-то в белой шляпе с дырочками. Это был председатель колхоза.

Он сел на лавку, посмотрел на Сома, задумался. « Я вас на самолете летал?» - спросил председатель и, не дождавшись ответа, приказал: «Завтра, как штык, в третью бригаду косить корма». Кубик онемел от испуга, Гарька что-то пробормотал, а вот Сом сразу решил действовать.

«А трактор дадите?» - шмыгнув носом, спросил Сом у председателя.- «А зачем вам трактор?» - шмыгнув носом, искренне удивился председатель.- «Веху развалить», - ответила баба Утя, проходя мимо.- «Но-но!» - погрозил председатель мальчишкам. – «Веха – народное добро». – «А сено?» - зачем-то спросил Кубик. – «Сено – тоже народное добро. Но коровье», - заключил председатель.

18. На бабу Утю Кубик обиделся: зачем она сказала председателю про веху?

Поразмыслив, Кубик решил уйти от бабы Ути навсегда. Свои книги он заберет как-нибудь попозже, а сейчас он вышел за калитку и впервые пошел по улице совсем один.
Улица была пуста и почти тиха от жары. Равнодушные собаки лежали в тени, вытянув лапы и прикрыв глаза тяжелыми веками. Воробьи и голуби взлетали только для того, чтобы обмахнуть себя крыльями. Только слышно было, как шагает Кубик, и еще как где-то за заборами переливают воду из ведра в большую садовую лейку.

Кубик шел и шел и дошел до большого дома с красивым крыльцом на углу ул. Сен-Санса и Гальванической. За голубым деревянным забором кто-то пел. Точнее, пело радио, а глубокий оперный голос подпевал.

Кубик поднял голову. За забором, на старом абрикосе сидела кассирша Роза. Она громко и выразительно распевала разные арии, даже малоизвестные, а еще она с удовольствием ела полные теплого сока красно-оранжевые абрикосы и выплевывала на землю большие косточки.

Роза была крупная женщина в летах, мама бригадира и бывшая известная певица колхозного клуба «Равенство». В клубе Роза пела арии, романсы и джазовые импровизации. Выйдя на пенсию, она стала кассиршей кинотеатра при клубе, но петь продолжала.

Кубик и раньше видел Розу, она покупала у бабы Ути молоко, а расплачивалась всегда песней. Особенно бабе Уте нравилась ария из «Фиалки Монмартра», и Роза часто исполняла ее, стоя с зеленым молочным бидоном посреди двора.

Сейчас Роза кивком пригласила Кубика зайти во двор и, не слезая с дерева, набросала для него в алюминиевую миску теплые от солнца оранжевые абрикосы. Падая в миску, сочные плоды превращались в сырое повидло, но Кубик был благодарен Розе и за пение, и за угощение, и в порыве этой благодарности он рассказал ей про предательство бабы Ути и про веху. Роза внимательно выслушала Кубика, съела еще один абрикос, а про веху сказала: «Бутафория».

Роза уверяла, что веха ненастоящая, что была она построена для одного довоенного фильма, потому что тогда – не то, что теперь: делали все капитально, создавали реализм. Роза даже бралась показать развалины древнего сарая, из каменных блоков которого сложили веху. Цемент возили аж из Дрынов, работали даже ночью, при свете фар, ждали на премьеру самого Бебешко. Роза точно не могла сказать, приезжал ли Бебешко на премьеру фильма, но всех участников массовки премировали командирскими планшетами с красной звездой. Планшет Роза сберегла и хранила в нем кулинарные рецепты.

Profile

ernestine_16: в окошке (Default)
ernestine_16

October 2017

S M T W T F S
12 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15161718192021
22232425262728
293031    

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Oct. 23rd, 2017 10:22 pm
Powered by Dreamwidth Studios