ernestine_16: в окошке (Default)
(начало тут, вчера: https://ernestine-16.dreamwidth.org/78418.html)
***

Комарик сам варил сливовое варенье. Его завораживало медитативное помешивание ложкой в широком тазу на плите. Еще ему нравились зефирные сливовые пенки, а в готовое варенье Комарик обязательно добавлял немалый кусок сливочного масла.
Можно было бы подумать, что Комарик чувствовал фонетическую связь между "сливочный" и "сливовый" - но не тут-то было: у них дома на сливочное масло говорили: "коровье". ( Замечу кстати, что ни разу не слышала, чтобы, к примеру, сливочное мороженое они называли коровьим).

А знаете ли вы, когда нужно начинать есть варенье и другие припасы, сделанные на зиму?
Когда выпадет первый снег!
И тогда припасов обязательно хватит до весны, утверждала Дусинька.
Но ведь от весны до нового урожая еще ой сколько...

Дусинька вообще много чего знала и уделяла внимание самым неожиданным вещам.
Например, чтобы не только вымытый пол в комнате сиял чистотой - но и плинтус, и даже плинтус был немного важнее.
Рыбу Дусинька ела только с черным хлебом.
И она никогда не могла пройти мимо окна, если штора висела кое-как, сосиской - обязательно расправит красиво. И никогда у нее ничего не валялось, даже детские вещи: разденет малыша, сложит в пальтишко все его вещички - а пальтишко туго застегнёт и повесит на вешалку.
Этому она научилась, в садике работая.
Садик был непростой - обкомовский, что ли. Обкомовским детям нужны особые условия и самые передовые технологии закаливания. Поэтому спали днём обкомовские дети на открытой веранде своего старинного особняка. Спали в спальных мешках. В специальном холле Дусинька на каждого из них натягивала сверху этот мешок,а потом ребенок бежал сам на веранду, подобрав "хвост" своего мешка. На веранде Дусинька подхватывала вбежавшего, поднимала и укладывала, аккуратно заправляя "хвост". И так тридцать раз подряд, потому что обкомовский аппарат всегда отличался многочисленностью...

Она была очень чуткой. Она улавливала фальшь:
- Он говорит - и себя не слышит!
Несмотря на долгий обслуживающий труд в детском коллективе, она неустанно любила детей! Она напоминала молодой маме о ребенке:
- А ты смотришь на него с любовью?

О чем Дусинька жалела?
Что не стала медиком! Выхаживать, доставать лекарства, делать уколы и массаж, ставить банки или даже просто давать необходимые медицинские советы она умела и любила.

Была ли Дусинька щедрой?
Она презирала скупердяя и говорила, что он "ест из-под себя". Если разбивалась тарелка, она быстро произносила: " - Старое бьётся - новое берётся! Пусть будет нам всем счастье на этом самом месте!" - и, как всегда, звонко смеялась.
Но бывала она и прижимистой, и даже крохоборкой, и денежки любила, и работала ради тех денежек и днем, и ночью. И ее черные глаза были сухие и матовые, когда она говорила: " - А что, у тебя есть другой выход?" И знаете, от этих слов становилось легче, потому что осознавалось: да, выхода нет, и деваться некуда, и надо принимать всё, как есть.

- Пусть мои слова не сбудутся, но... - частенько произносила она.
Однако предсказания ее удивительным образом сбывались, и это было не чудом, а опытом.
- Я не мудрая, я опытная. Была бы мудрой - не была бы такой опытной!

Почему еще я помню Дусиньку? Ах, да, её пирог, ее знаменитый кекс с орехами и вишнями без косточек! Ха-ха, в самый первый раз он у меня не получился.
- Он не моооожет не получииииться! - успокоила она меня.
И все те годы, пока я занималась выпечкой, он получался - и с каждым разом всё лучше.
- Что за тесто под кремом? - спрашивали довольные гостьи.
- Это "Дусин", - кивала я.
- Необыкновенный! - гостьи уже давно знали рецепт, и пекли, и у них тоже получалось вкусно, но по-другому. И каждая хозяйка что-то обязательно изменяла в рецепте или добавляла своё.
Теперь уж оригинал и не найду.

***
Все имена и прозвища в тексте изменены.
Совпадения случайны, как почти всё в этой жизни.
ernestine_16: в окошке (Default)
Ей было давно за сорок, а все продолжали ее так звать.
Официально называли Евдокией, всегда исправляли и очень удивлялись, что по паспорту она всё равно Дуся.
- Ну не знала моя еврейская мама в 1928м году в Конотопе, что не бывает такого полного русского имени - Дуся! - смеялась она всю жизнь.
В детстве Дусинька не могла ходить, и только самая последняя операция помогла. Это случилось как раз перед эвакуацией, поэтому всю войну ташкентские мальчишки буквально носили ее на руках.
Когда возвратились в Днепр, она уже сама могла идти по разбомбленному Проспекту, держась за край повозки со скарбом.
Ее жалели и любили. Даже в самую голодную и холодную ташкентскую зиму чужие люди - соседки по комнате - сделали ей подарок: испекли "торт" на яичном порошке и накрыли его вышитой салфеточкой. Куда потом делась та салфеточка? После войны отца-военного хирурга арестовали, жизнь снова перевернулась.
Жили на Шевченковской, в доме "с частичными удобствами", и воду наверх, и дрова, и уголь приходилось самой таскать: мама была дамой. Мама носила старинные кольца и сложную прическу, была превосходным кулинаром, но больше не умела почти ничего. Вдобавок, маме было трудно готовить из того, что можно было раздобыть по карточкам: она привыкла "класть продукты щедро"!
Если ей говорили, что лучше купить какую-нибудь холстину, что дорогая ткань непрочна, долго не прослужит, она отвечала:
- Пусть я ее переживу!
Так и жили. Уцелевшие родственники помогли Дусиньке окончить десятилетку, а потом и поступить в институт.
В институте у Дусиньки появился Комарик - худющий, в очках, из многодетной семьи швейников-портняжек, которые было развернулись на индивидуальных заказах, но потом скромненько свернулись и работали на местной швейной фабрике из поколения в поколение.
А встречались влюблённые парочки в послевоенные годы так: ходили вдоль Проспекта вверх-вниз, вдвоем или с друзьями.
Когда Комарик пришел свататься, Дусинькина мама полулежала на тахте - нарядная, как обычно.
- А на что вы собираетесь жить? - спросила мама.
И бедный Комарик, сцепив зубы, всю жизнь потом только и делал, что доказывал и тёще, и себе, и всем на свете, на что способен. Он окончил институт и защитил диссертацию, он построил кооператив ( и забрал старенькую тёщу к себе на хлеба), он крутился и вращался, чтобы всё, как у людей. Он даже стал, в конце концов, критиковать тёщу!
- Когда тебе тоже будет восемьдесят лет, я тебе это прощу, - смеялась Дусинька. Потому что в сорок пять это очень далеко: восемьдесят лет!
Но какие бисквиты пекла эта тёща! Дусинька угощала коллег и знакомых мамиными бисквитами, кексами, дольками сложнейшего торта "Мишка", а также мелкими желтенькими профитролями, которые Комарик снисходительно называл "еврейские штучки".
А сам Комарик умел варить сливовое варенье.
Вы знаете. как нужно варить сливовое варенье?
Но об этом - в следующей главе.

***
Все имена и прозвища в тексте изменены.
Совпадения случайны, как почти всё в этой жизни.
ernestine_16: в окошке (Default)
Пришло то время, когда время уже ушло...
***
Если человек не обижается на вашу шутку - значит, у него есть чувство юмора; если обижается - значит, он понял ее смысл.
***
Жить по средствам не сложно - сложно найти средства, по которым можно жить.
***
Жена помогает мужу преодолевать проблемы, которых он бы и не знал, если б не женился.
***
ernestine_16: et voilà! (et voilà!)
... как я вяжу носки.
Я всю жизнь вяжу их на двух спицах.
Давным-давно в старенькой книжке прочитала этот рецепт и сочла удобным. Так и оказалось.
Я прикинула, что если в год я вывязываю 2-3 пары носков, то, выходит, уже связала около сотни. Пар!

Сначала нужно связать резинку. Потом лицевыми петлями - щиколотку. Дальше с двух сторон вяжутся треугольники - половинки пяточек. Потом - до мыска и сам мысок путем равномерного убавления петель. И сшиваем носочек.
С годами научилась делать совсем незаметный, плоский шов. Лучше сшивать по лицевой стороне, как ни странно.
Вяжу я между делом, за разговорами или аудиокнигой, потому что просто так сидеть и вязать мне скучно.


Кому надо - подробно:

Там легко!
В интернете непонятные описания. Давайте я вам расскажу по-своему, а вы откорректируете количество петель. Носки - не шапка, чуть больше или меньше - не суть важно.
Итак, набираем 52 петли для ноги среднего размера))). Вяжем резинкой примерно 7 см.
Затем еще 7 - лицевыми-изнаночными ( то есть чулочным вязанием).
Теперь справа отделяем 13 петель и вяжем 5см. Это полупятка. Делаем ее округлой: провязав эти 5см, провязываем: одну лицевой , 2 вместе лицевой... С изнаночной стороны те петли, что вместе провязаны,снимаем, а изнаночную - изнаночной провязываем. И так останется на спице 1 или 2 петли -неважно.
А теперь смотрим на получившийся "кругленький треугольник" - и по левой его стороне набираем из кромочных 11 петель ( и на спице же у нас еще остались 1-2) - и провязываем ряд до конца.
Переворачиваем на изнанку - и теперь уже с изнаночной стороны вывязываем вторую полупятку. Тоже набираем кромочные и провязываем ряд.

Самое трудное позади. Теперь вяжем нужную длину, до пальчиков.
Делаем мысок: справа -12ю с13й петли вместе , 14ю с 15й вместе, и слева то же самое. По изнанке петли. которые вместе, снимаем.
Так вяжем, пока не останется на спице 18-20 петель. Провязываем их по две. Оставшиеся 9-10 петель снимаем на нитку и стягиваем.
Всё. Теперь сшить носок.
Да, и еще - я вяжу сразу 2 носка: тогда узор одинаковый. Правда. клубки не должны путаться.

Profile

ernestine_16: в окошке (Default)
ernestine_16

August 2017

S M T W T F S
   1 2 345
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20212223242526
2728293031  

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Aug. 20th, 2017 11:05 pm
Powered by Dreamwidth Studios