Жди

Jun. 16th, 2017 10:36 pm
ernestine_16: в окошке (Default)
Все шары пространства глубину
Отражают.
Я - не ёлку, я всегда сосну
Наряжаю.

Я снежок на веточки кладу.
Запах чуден.
Жди нас в наступающем году.
Скоро будем!



Декабрь, 2016г.

Месяц

Jun. 16th, 2017 10:27 pm
ernestine_16: concerned (concerned)
Кто в Рождественский праздник месяц украл,
Погрузив Диканьку в ночную тьму -
Тот и месяц у нас с тобою украл,
Чудный месяц, что мы проводили у моря в Крыму.
ernestine_16: в окошке (Default)
Бом-бом,
Тили-тили,
Мы его не пригласили.

Он когда обедал с нами,
Ел горячее руками.
Обгрызал он тарталетки,
В молоко макал креветки,
Локти на столе держа,
Даже рыбу ел с ножа,
А купаты ел с лопаты,
И лохматый, и пузатый -
Невоспи-тан-ный!

Он на бутерброде сыр
Оттопыривал!
Он с начинкой пирожки
Расковыривал!

Несмотря на все угрозы
И с упрямством шимпанзе,
Мял он розы,
Мял он розы,
Мял он розы
На безе!
ernestine_16: teatime (teatime)
Эпиграф:
Наш Днепр задумывался по образцу лучших европейских столиц, по канонам классицизма и культуры Просвещения.


Вот опять приходит, до сих пор,
Новый день - с грехом или огрехом.
И тогда я вспоминаю двор,
Лавочку под стареньким орехом.

Хоть почти не помню я уже,
Как орехи опадали веско,
Свет горел на первом этаже
И в окне моталась занавеска,

Где какой-то бедный управдом,
Отдыхая от страстей накала,
Занимался правильным трудом:
Лобзиком выпиливал лекала.


2017г.
ernestine_16: в окошке (Default)
Ой же ж, розпис петриківський
Не бува легеньким!
Розмалюю нігтенята
Пензликом тоненьким!

І на ручках, і на ніжках,
Та ще й зроблю фото,
Щоб ото усії хлопці
Роззявили рота!

Милуються, дивуються -
А я собі танцюю!
А як треба, то і вам я
Також намалюю.
ernestine_16: в окошке (Default)
не нравились все фильмы лиде
про королей и баронесс
а был ей всех милей луи де
фюнес



он дирижировал оркестром
в монастыре жил у сестер
и был он мимикой и жестом
актер


ведь у кого какая карма
кто фантомас кто фортинбрас
а он по ходу стал жандармом
не раз



он гений на десятилетья
а может даже на века
и у него стреляла третья
рука


2016г.
ernestine_16: в окошке (Default)
Может, слава к ней стремилась,
Может, ждал ее успех...
Развалилась-повалилась
Баба снежная - на снег.

Ах, как было ей неловко,
Да и стыдно было ей:
Укатилася морковка,
Веник стал теперь ничей.

Как внезапно потепленье!
Как морозы коротки!
И глядят с недоуменьем
Эти глазки-угольки...


...Вновь зима придет - и снова я
Слеплю под чей-то смех
Бабу новую - хреновую
Или ту, что краше всех.

Я не маленькая девочка.
Не время горевать.
Мне еще за вас тарелочки
До скрипа отмывать!
ernestine_16: в окошке (Default)
Бокалы Катиной бабушке подарил Поклонник. Поклонника никто никогда не видел, даже на фотографиях бабушкиных его не было.
Маленькая Катя представляла себе Поклонника таким матерчатым петрушкой, который все время кланяется, сгибаясь пополам. Поклонник, думала Катя, внутри пустой и надевается на руку, как в кукольном театре. Вот он, улыбаясь до ушей, вскакивает над спинкой бабушкиной кровати - и двумя плоскими лоскутными ладошками протягивает бабушке фанерный ящичек, а в ящичке - те самые бокалы.
Катя часто заглядывала под кровать, и за железную синюю спинку кровати тоже заглядывала, отодвигая батистовую занавеску с бантиками по краям.
- А где Поклонник? Куда подевался? - спрашивала Катя.
- Канул, - отвечала бабушка.

Бокалы доставали из ящичка только на Новый год. На другие праздники не доставали, потому что шампанского не было. Шампанское тоже нужно было "достать". За шампанским Катин папа ездил в другие города или в буфет при обкомовской столовой.
- Достал! - сообщал папа, ставя на стол холодную темную бутылку с нарисованными медалями.
- Добытчик, - обнимала папу мама, но папа хмурился: - Так надоело унижаться, так надоело!

Бокалы были все разные: синий, малиновый, золотистый и "салатововый", как произносила Катя.
Если вокруг дворца Спящей Красавицы имелись цветы, то они, конечно же, были сделаны из таких бокалов.
А если перевернуть вверх донышком салатововый, то получался домик волшебника Изумрудного города: темно-зеленый граненый шарик на ножке бокала дарил мягкий свет гладкому колокольчику, и это было сказочно!
Только вот трогать бокалы Кате запрещалось.

Бокалы пережили бабушку. Их по-прежнему доставали на Новый год.
- Один - лишний!.. - грустила мама.

Кате уже разрешалось пить из них лимонад. Только пальцы нужно было хорошенько отмыть от чернил.
Потом Кате доверили уложить протертые насухо бокалы обратно в ящичек. Папа взял ящичек из Катиных рук, поднялся на табурет и аккуратно поставил ящичек на самую верхнюю полку. Что-то мешало, какие-то соломенные шляпы, что ли. Папа одной рукой попытался освободить в темноте пространство - и ящичек выскользнул и полетел вниз.

Разбился только один бокал.
Мама горько заплакала: - Это ведь память...
- Память не там! - ответил папа глухим голосом.
Мелкие, как песок, осколочки собирали бумажкой, смазанной конторским клеем.
Мама сполоснула водой оставшиеся три бокала и поставила на кухонный столик - просохнуть. Нужно было жить дальше, и мама замесила тесто на ореховые коржики. Орехи стала колоть сама, бабушкиным орехоколом - и кусок скорлупы выстрелил прямо по бокалам.
То ли скорость скорлупы была слишком велика, то ли бокалы уже ослабли от падения с высоты - но в ответ на ореховое "кряк" раздался с готовностью "бдынь" одного из бокалов. Мама ахнула, но винить ей было уже некого.

А жизнь продолжалась, и через пять минут следующий бокал разбился уже оттого, что Катя, пытаясь помочь маме наколоть орехи, выпустила из рук орехокол...
И остался один бокал.
Неважно, какого цвета.

Рубаи

Jun. 13th, 2017 04:08 pm
ernestine_16: в окошке (Default)
Ты всё бороду холишь свою. А ведь я
Подарила лосьон тебе "После бритья".
Пахнет мускусом он, резедой и пачулей -
И от этого нету нам в доме житья!

***

Тюбетейку тебе вышивала с утра
И чуреки тебе выпекала с утра.
О свободе и равенстве женщин востока
Я в душистом хамаме мечтала с утра.

***

Вырезает мастер узор на двери твоей.
И стою я, потупив взор, у двери твоей.
Если ручки этой коснется чужая рука -
Не снести мне такой позор от двери твоей.

***

В Коктебеле инжир был по семь пятьдесят.
А в Джанкое инжир был по шесть пятьдесят.
А потом возвращались мы в Днепр рано утром -
На вокзале инжир был по пять пятьдесят.

***

Не дружить мне вовек со своей головой.
И ни жаворонком не бывать, ни совой.
Рубаи мне напомнили вдруг... лимерики!
Видно, крепок кальян на щербете с халвой.





2015, декабрь.
ernestine_16: в окошке (Default)
Тещу свою Санька любил.
Когда-то давным-давно она была его учительницей в музыкальной школе.
Валентина Даниловна, Валюха, в прошлом - бойкая участница фронтовых концертных бригад, играла на гармони и на баяне, а в 45м в Кенигсберге сумела освоить и аккордеон.
Саньке нравилось смотреть, как уверенно она берет аккорды, как притопывает левой ногой, отбивая ритм, и как светлые упрямые кудряшки прыгают на ее широком лбу.
- Два, три... и!- хлопала она в ладоши, объясняя Саньке затакт в третьей, самой быстрой части "Неаполитанской" Чайковского.
И, поддернув ремень баяна на крепком плече, вступала дуэтом с Санькой, громко подпевая:
- ...та-Та, та-Та, та-Та-та
Тита-тита-тита-тата;
Тита-тата-тита-тата...

Она ставила Саньке хорошие отметки и никогда не рассказывала Санькиной матери о его прогулах - жалела, в общем.
А мать жалела Санькины брюки и, чтоб они не протирались, заставляла укрывать колени под баяном плюшевой зеленой салфеткой. Санька очень стеснялся этой салфетки и всегда старался потерять ее или сунуть в коридоре за сундук - но мать следила строго.

С матерью и потом, когда женился, трудно было ужиться. А с тещей, с Валентиной Даниловной - легко.

С ее дочкой Любой Санька учился в одном классе. Правда, не всегда: Любу оставляли на второй год, причем дважды. Оказалось, что Люба тупая. За это Валентина Даниловна громко на Любу кричала.
Саньке она тоже громко кричала на уроках, но только одно слово:
- Считай!!!
И Санька послушно отбивал такт ногой, обутой в галошу - и зеленая плюшевая салфетка съезжала с коленей на пол.

Иногда Валентина Даниловна не обращала внимания ни на музыкальный счет, ни на Санькину игру. Она подходила к окну и начинала курить в форточку. Санька тогда наглел и принимался играть не по нотам, а на слух, импровизируя и дурачась. Она не слышала. Затем, будто проснувшись, Валентина Даниловна захлопывала форточку, прятала в карман папиросы, брала со стула баян и начинала играть сама. Она играла, а Санька слушал. Так проходил урок.

Больше всего Санька любил, когда она играла "Прощай, любимый город".
Он тогда еще не знал слов этой песни, он почему-то плохо запоминал песни и стихи.
Но эта мелодия и без слов так сладко и горько щемила сердце, и так глубоко вздыхал баян, и дрожали на кнопках сильные пальцы Валентины Даниловны с побелевшими от напряжения ногтями - что казалось Саньке, будто он сам эту песню придумал и сам исполнял.
Потом в дверях класса появлялся следующий ученик, и урок был окончен.

Домашнее задание учительница всегда писала одно и то же: "Считай!"
Однажды Санька буркнул, что он, мол, и так считать умеет. И тогда Валентина Даниловна спросила:
- А сколько у тебя по арифметике?
- Ну, четыре.
На самом деле у него было "три", но случались и четверки.
- А ты бы приходил вместе с Любкой уроки делать, - предложила учительница.
Санька вздохнул: делать уроки вместе с девчонкой - это еще хуже, чем таскать с собой плюшевую салфетку.
Но Любка оказалась спокойной, тихой и послушной. И вовсе не тупой.

Если у них получался разный ответ в задаче, Любка не спорила, а переправляла свое число на то, что у Саньки. А списывать у него решение она даже не пыталась. Сидела себе тихонечко, начищая до блеска перышко лоскутной перочисткой, чтобы чистое перышко никогда не пачкало Любкин пенал. Все ячейки этого деревянного пенала были чистенькие и пахли, как новая матрёшка. И все учебники у Любки были аккуратно обернуты свежими газетами, и на газетах ни одному портрету никогда не были пририсованы рожки. Наоборот, Любка раскрашивала эти газеты цветными карандашами и подписывала учебники: "Преродо ведение", "Родная реч".

Чтобы зря не сидеть за уроками, Любка начинала уборку. Мыла листья фикуса в углу и полы вокруг Саньки, без конца протирала подоконник, зеркало и железные прутья кровати, выгоняла полотенцем из комнаты лишних мух.
Столько труда Санька себе никогда бы не позволил, и он даже стал уважать Любку и разрешил ей списывать из своих тетрадей. Почерк у Любки был кривоватый, длинные пальчики как-то косо держали ручку, и было похоже, будто Любка не пишет, а продолжает мыть полы маленькой шваброй.

А потом случился ужас: Любка увидела ту зеленую плюшевую салфетку!
Но она не стала смеяться и даже не рассказала никому в классе.
Помогая Саньке убирать вещи в портфель, Любка аккуратно сложила ее, расправив уголки.
И на душе у Саньки впервые стало очень спокойно, чисто и хорошо - почти как в той песне о море, куда завтра уплывут те, кто прощается навсегда.
ernestine_16: concerned (concerned)
Ой, летіла, летіла
Зграя ворон,
Зграя ворон
Та й на Гайворон.

А одне воронятко -
Білеє.
Я спитав його,
Чи ще сили є.

А воно мені:
- Не питай дарма,
Я летітиму,
Хоч і сил нема,

Все летітиму
Та й летітиму,
Білим пір"ячком
Всім світитиму...

І летіла собі
Та зграя ворон,
Десь далеко так -
Аж за Гайворон.





Грудень, 2015.
ernestine_16: concerned (concerned)
И будет так:
В рассветной мгле, горой железной -
Подбитый танк
И всюду мусор бесполезный,

И едкий дым,
И марево от стужи лютой...
Мы победим!
Но будут свечи, не салюты.

Да будет так.
И в этот день, во мгле рассветной -
Их белый флаг,
На фоне снега чуть заметный.






27 ноября 2015г.
ernestine_16: в окошке (Default)
(Продолжаю переваливать из ЖЖ).



Всем внимание: открылось собрание!
На повестке дня всё тот же вопрос:
Что нам делать с комсомольцем Бараниным?
Этот тип, как оказалось, непрост!

Есть претензии к его биографии:
Клёш на брюках носит - метр в ширину.
Он позорит факультет географии,
Наш район и всю большую страну!

Производственное он не смотрел кино,
Прогрессивный дух в себя не впустил.
И в названии села Переделкино
Он назло вторую "е" пропустил!

И в гражданскую не встал он позицию,
И всё было ему сплошь - пополам.
Превратился в... как его? - в оппозицию
Нашим помыслам, словам и делам!

...Допоздна продлилось это собрание,
Но понять мы не смогли одного:
Что нам делать с комсомольцем Бараниным
И еще с полсотней - вроде него?
ernestine_16: в окошке (Default)
- Алло, Владислав Мстиславович? С вами говорит Мариванна. Надеялась увидеть вас на родительском собрании, поговорить о поведении Ярослава. Но вы не пришли...
- А? Да-да. Я, понимаете, не мог, я тут так...Я мотался, мотался. Замотался! Сейчас на работе так сложно, вы же знаете...

Мариванна улыбается: она знает.
Окна ее класса смотрят в переулок за школой, где на асфальтовой площадке в тот самый вечер родительского собрания Владислав Мстиславович увлеченно гонял на роликах.
И когда после беседы с родителями учащихся Мариванна надевала берет, и когда потом поливала цветы в классе ( перед выходными нужно хорошенько поливать гибискусы), и когда в сумерках шла домой - всё слышала она до самого подъезда урчание его пластиковых роликов.

- Мариванна, - голос в трубке звучит с опаской. - А Ярослав...Он что-то натворил?
- Ярослав постоянно лжет.
- В смысле, врёт?
- В смысле обманывает. А вы не замечали?
- Нет, никогда!..

Мариванна улыбается. Она видит всех людей насквозь.
Она идет на кухню, снимает стеганое покрывальце с синего фарфорового чайника, наливает себе в синюю чашечку чай. Пахнет жасмином и немножко мятой. Мята смягчит горло и успокоит нервы. Спокойствия ей нужно много, чтобы проверить у Ярослава сто шестьдесят восьмое упражнение. Предыдущие сто шестьдесят семь она уже проверила, и там был бред, полный бред.
Ярослав сидит в комнате и смотрит в окно. Рот его плотно сжат и глаза прищурены - как будто он слушает, как во рту у него летает муха. В ушах у него наушники. "Раммштайн", что ж еще. Тринадцать лет.
- Ярик, опять?
Не слышит.Мариванна дергает за проводок.
- А? А я уже всё написал!
- Ярик, я устала повторять: эти наушники негигиеничны и портят слух.
- Но я...
- А жвачку выплюнь в бумажку - а бумажку спрячь в карман, после занятия выбросишь в урну. Показывай упражнение.
- Нате...
- ...Ярик! Ведь ты списал!
- Я не списал.
- Списал.
- Я не списал.
- Ты хочешь сказать, что выполнил упражнение без единой ошибки?
- А откудова я списал?
- Очевидно, уже изданы ключи к этому учебнику. Давай-ка, показывай, откуда списал.
- Я не списал.
- Ярик, это глупый спор. Ты безупречно переделал прямую речь в косвенную...
- Я старался.
-... но при этом, как всегда, наделал ошибок в элементарных словах.
- Я не виноват, там так написано...
- Так списал?
- Я не списал.

Мариванна пересаживает Ярика на диван и заглядывает под крышку стола. Потом она задвигает тяжелый стул. Есть! Под стулом на полу лежит раскрытая книга: Голицынский, ключи к упражнениям по грамматике английского языка. И как он мог с полу разглядеть такой мелкий шрифт?
- Ярик, это что?
- Это не моё.
- Садись за стол и приступай к упражнению сто шестьдесят девять. Через двадцать семь минут за тобой придет папа - я отдам эту книжку ему в руки.

С Голицынским под мышкой Мариванна возвращается на кухню. Чай остыл. Она наливает горячий, достает из
фарфоровой корзиночки арахисовый коржик с глазурью. С чашкой и коржиком она выходит на балкон, садится в плетеное кресло. И коржик, и чай хорошо успокаивают нервы. Нужно терпеть, хоть мальчишка и нахал. И тупой к тому же. Что это хоть за книжку он себе купил? Боже, сколько опечаток!

Из окна дома напротив Владислав Мстиславович смотрит украдкой на балкон Мариванны. Он видит, что учительница пьет чай во время урока и читает книжку - а не обучает грамматике его сына. Это просто возмутительно. Но надо терпеть: Мариванна опытный педагог, на вес золота.
ernestine_16: в белом (in white)
- Элинька, знаешь ли, что? La grand-mère пообещала за хорошее поведение отдать нам жестяную коробочку от печенья Эйнем!
- Фи, подумаешь!
- А мне нужно. Я сложу туда что-нибудь КРАСИВЕНЬКОЕ - ПЕРЕКРАСИВЕНЬКОЕ!
***
- Гаврик, бежи сюда в сарай!
- Шо такое?
- Тут какая-то коробка ржавая...пустая.
- Дай-ка мне, я ее бумажками обклею!
- Для чего?
- А пенал мне будет! В школу буду с им ходить...

***
- Что же нам, девчонки, подарить Майке из пятой группы?
- Может, книжку?
- Денег нет у нас на книжку!
- А давайте... Давайте хоть вот эту коробку кумачом обошьем.
- Верно! А сверху серп и молот вышьем белой ниткой.
- Ну и что у нас получится?
- Обратно коробка! Ах-ха-ха-ха!
- А что? Мысль передовая! Давайте обшивать. Вот лоскуты. Вот ленты.
- А тебе ленты разве не жалко?
- Да ты что?! Кто ж сейчас ленты носит? Мещанство же.

***

- Тааак, сюда...Теперь в эту петельку - так. Потом вот так. Поняла?
- Нет. Сюда теперь?
- Сюда. Молодец. Это называется столбик с накидом. Вот свяжи еще восемь рядов - и получится салфеточка. На этажерку можно будет постелить, под графин с водой.
- Я лучше вот эту коробочку обвяжу. Со всех сторон разными нитками обвяжу.
- А бабушка Майя тебе разрешит?
- Разрешит. Она в ней пуговицы хранит - видишь?

***

- Мам, нам сказали в школу принести рукоделки!
- Что еще за рукоделки?
- Ну, что-нибудь самодельное сделать своими руками! Назавтра, мам!
- А ты на часы смотрел?! Половина одиннадцатого! О чем ты раньше думал? Поздно уже мастерить, иди спать!
- Ну мааа...
- Спать немедленно! В следующий раз заранее будешь готовиться к уроку.
- Ма, а можно, я вот эту шкатулку вязаную в школу отнесу? Она ж самодельная?
- Ну... отнеси. Троечку за нее поставят, учти.
- Лишь бы не двоечку!
- Только не забудь пуговицы из нее вытряхнуть. Да ну не на пол же!!

***

- Вот это да! Кто ж это вам, Мариванна, такую красоту сделал?
- Представь, Лилечка, полтора года назад один второклассник на урок труда шкатулку принес. Даже не шкатулку, а коробочку, обвязанную крючком. Ну явно чья-то чужая работа, а он говорит, что нет, сам сделал. А я ему: "Вот сделаешь точно такую же - поставлю отметку в журнал. А эта коробочка пусть пока в классе в шкафу постоит!"
И забыла я про нее, Лилечка, совсем. А на этих каникулах полезла в шкаф - и так мне вдруг захотелось ее обновить, обшить бисером, стеклярусом...
- Хорошо как получилось у вас.
- Правда же? Вот, научилась на старости лет бисером вышивать. У своих учеников и научилась.
- У детей сейчас чему только не научишься.
- Вот и я говорю. А шкатулочку эту я теперь домой отнесу. Буду в ней хранить что-нибудь КРАСИВЕНЬКОЕ - ПРЕКРАСИВЕНЬКОЕ!



2015
ernestine_16: teatime (teatime)
После матери остался хороший дом в городе и сад вокруг дома.
В доме поселилась старшая дочь. Младшей не досталось ничего.
- Прошу тебя, продай соседям этот сад, - говорила младшая дочь старшей. - Мне очень, очень нужны деньги.
- А мне и самой нужен сад! - отвечала старшая.

Младшая долго бедствовала. Наконец, ей удалось устроиться в жизни, завести семью и вырастить детей. Однако и взрослые дети ее нуждались в поддержке. Время от времени младшая продолжала просить старшую отдать ей часть маминого наследства, но всё было напрасно.
Старшей в жизни крепко не повезло. Не было у нее ничего, кроме дома с садом. Ни друзей, ни любимых.

Однажды мать явилась во сне обеим дочерям.
- Отчего я несчастна? - спросила ее старшая.
- Ты должна была отдать сестре ее долю,- ответила мать.
- Отчего я бедна? - спросила младшая.
- Ты не должна была просить сестру ни о чем, - ответила мать.



2015г.
ernestine_16: concerned (concerned)
Мне приснилось:
Я знаю молитву одну -
Ту, которая вмиг остановит войну.

И весь день
Возвращаюсь я к этому сну.
Сну, в котором я знаю молитву одну -
Ту, которая вмиг остановит войну.

Я не помню, я не помню ее наяву...
Но я сон этот вспять поверну.
Я с надежной сегодня усну,
Чтобы лучше запомнить молитву одну -
Ту, которая вмиг остановит войну!





2015г., сентябрь.
ernestine_16: в окошке (мери в окошке)
Была одна девочка, по фамилии Мартышина.
Сначала ее, конечно, все дразнили, но попозже она вышла замуж и стала Лягушина - точнее, Лягушина-Мартышина. И ее сразу перестали дразнить. Может, дразнившие выросли и приобрели другие интересы в жизни. А может, они поняли, наконец, что такая фамилия требует к себе уважения. Это вам не лягушка-мартышка, а Лягуша и Мартыша. Хоть в пояс кланяйся.

1.
Надо сказать, что еще в те времена, когда девочку дразнили, она тоже, как и ее фамилия, требовала к себе уважения. Не словами требовала, а предметами: свежим носовым платочком, чулками без дырок, коричневой картонной папкой на завязках, с которой ходила в музыкальную школу. На папке была изображена толстая трехструнная лира. Вот эта самая лира и раздражала обитателей девочкиного двора. Оттого и дразнили.
Ну нет, ну сами посудите: лира! А?
Ладно бы скрипка или дудка какая-то. Так нет же - лииира.
Честно говоря, и слова-то этого во дворе никто отродясь не знал. Мартышина как-то раз остановилась возле палисадника носочки поправить, повесила музыкальную папку на колышек - тут у нее и спросили все, что это за рога на папке нарисованы. Мартышина объяснила, но слово "лира" во дворе всё равно не прижилось, а вот дразнить ее теперь стали " мартышкой с рогами".
Эсфирь Михална, соседка, любила смотреть, как идет по двору Мартышина. Прошло время - и вместо носочков и папки Мартышина стала носить туфли на каблуках и сумочку через плечо. Эсфирь Михална по-прежнему любовалась ею и назвала ее тургеневской девушкой. Хотя это слово было для всех почти так же непонятно, как и лира.
После третьего курса Мартышина отправилась на педагогическую практику в пионерский лагерь имени ХХIV съезда КПСС. Ей дали отряд малышей - беленьких ангелочков, и всю дорогу в автобусе она их пересчитывала. И еще она боялась, что кого-нибудь в автобусе станет тошнить, хотя на самом деле тошнило только ее. Поэтому Мартышина весь путь держала между зубами спичку - это помогало.
Когда прибыли в лагерь, Мартышина не успела еще выплюнуть спичку, как один из беленьких ангелочков-октябрят, выпятив пузо, подошел к ней и произнес:
- Знаете, шо? А Мыкола всрався!
Мартышина покраснела до ушей и сразу поняла, что означало выражение "тургеневская девушка". Тургеневская девушка никогда не слышит и не понимает таких слов. Однако тургеневская Мартышина смогла вступить во взаимодействие с Мыколой, да и с другими тоже.
Правда, не сразу.
"Так вот вся жизнь в заботах и происходит", - любил повторять начальник лагеря.

2.
Однажды Мартышиной прописали пить лекарство. Кажется, настойку ревеня. На рецепте было написано: 0,5 л по столовой ложке 3 раза в день. Лягушина-Мартышина пропила это лекарство, и ей оно мало помогло.
Но в этом же рецепте, пониже, было предписано еще одно лекарство. Называлось оно ОСТАЛЬПО. Мартышина спросила в аптеке, но такого лекарства там не оказалось. В других аптеках тоже не было. И даже в дедушкиной "спецаптеке для бывших политкаторжан" о таком никто не слыхал. Лягушина очень расстроилась: а вдруг бы оно-то как раз и помогло?
И только спустя время, когда показала рецепт своей подруге-переводчице, догадались они вдруг обе, что в рецепте написано: " ... осталь(ное) по 1 чайной ложке 1 раз в день".
С тех пор что-нибудь редкостное, небывалое и дефицитное называлось у них в семье ОСТАЛЬПО.

3.
И была у Мартышиной двоюродная бабушка, баба Сима. Приехала эта бабушка у них пожить пару недель: в своем доме она полы покрасила, а краска долго сохнет.
Суровая была бабка Сима, неприветливая, притом интересовалась политикой.
По утрам она отправлялась с маленьким ключиком к почтовому ящику на первом этаже и возвращалась с газетами: "Правда", "Известия", "Гудок", а по средам еще и с "Литературкой".
Баба Сима плюхалась в шаткое кресло у окна, надевала очки, разворачивала свежую газету - и первым делом вскрикивала громогласно: - Р-р-рахит!
В комнате вздрагивало всё, что там находилось. Листья герани еще долго трепетали на тонких стебельках, а встрепенувшиеся голуби всё кружили и кружили в небе, не решаясь приблизиться к окну бабы Симы.
А баба Сима переворачивала страницу - и снова: - Рр-рахит!
"Кого это она так обзывает?" - думала юная Мартышина. Думала с тревогой, потому что к газетам у нее дома проявляли уважение: нельзя было завернуть ни хлеб, ни селедку так, чтобы на виду оказалось какое-нибудь серьезное напечатанное лицо. А тут с первой же страницы - и прям сразу: "Рахит!"
Но грозное бабкино "рахит" относилось и к разделу "Поэтической строкой", и к кроссворду.
Мартышиной делалось не по себе, да и соседи могли истолковать...
А читала газеты бабка несколько часов подряд, и все у нее там оказывались в итоге рахитами.
- Мам, на кого она так ругалась? - спросила Мартышина уже после бабкиного отъезда. - Кто рахит?
- Да никто. Это ж баба Сима так чихает. У нее на типографскую краску аллергия.
- Что у нее?
- Аллергия. Болезнь такая. Недавно ученые придумали.
ernestine_16: в окошке (Default)
А вы в детстве мечтали о капроновом платье?
Нет? Странно.
Все девочки мечтали, и Катя тоже.
Что можно себе представить красивее капрона? В универмаге, в отделе тканей, отрезы капрона были самые необыкновенные, и всех цветов.
Когда Катя пошла в среднюю группу детсада, появились капроновые банты. После дневного сна девочки по очереди подходили к воспитательнице: та сидела на детском стульчике и приводила в порядок прически девочкам. Мальчики расчесывались самостоятельно.
Катя протянула воспитательнице белую капроновую ленту.
- Откуда она у тебя? - спросила воспитательница, разглядывая прозрачный дымчатый капрон.
- Мама купила.
- Рупь двадцать! - покачала головой нянечка, прихлебывая в углу горячее какао. - С ума люди посходили!

У всех девочек ленты были атласные, скользкие, и банты у них развязывались то и дело. Катин бант сидел на голове цепкой аккуратной бабочкой - хоть бегай, хоть танцуй.
Воспитательница держала ленту одной рукой, другой рукой она придерживала хвостик на Катиной макушке.
Свободный конец ленты воспитательница обычно подхватывала зубами и, откинув голову, затягивала тугой узел.
Новый капрон скрипнул у нее на зубах.
- Давай помогу, - нянечка допила свое какао и подошла к Катиной голове. В четыре руки бант был завязан.
- Бант - как дом! - проворчала воспитательница, оглядывая свою работу.
" А зато красиво!" - подумала Катя.
- С капрона этого с ума посходили, - снова заметила нянечка.

... Посреди отдела тканей стояла невеста. Она была не настоящая, а как огромная прекрасная кукла. На ней было белое воздушное платье из двух частей: верхняя часть утягивала туловище невесты от талии до подмышек, а нижняя была как воздушный колокол, как дымчатый цветок, как белый туман - короче, как наряд феи. Сквозь капроновые оборки было видно, что продавщицы забыли надеть на невесту трусы - но над этим только самые дураки смеялись. Для Кати невеста была прекрасной и волшебной, ведь она была в капроне.
А мечтала Катя молча, про себя.
Потому и осталось капроновое платье навсегда Мечтой, что мечта эта так и не сбылась.
А у других девочек - сбылась. Они ходили в летний парк и на первомайскую демонстрацию в розовых и сиреневых платьях на атласном чехле - плыли, как гордые праздничные облачка. И были они легче воздушных шариков, которые держали в руках.

Однако было, было у Кати платье - не хуже капронового, но с капроновым не сравнить.
"Дэдэрон", - прочитала Варя незнакомое слово на ярлычке.
Платье Катя ходила покупать вместе с дедушкой, в особом магазине, который без вывески. Но платье дедушка ей сразу не отдал, спрятал: это был от него подарок Кате к 8 марта.
А для Катиной мамы дедушка купил в этом магазине железную коробочку. В коробочке были маленькие пакетики, а в пакетиках - чай. Ни Катя, ни дедушка такого чая никогда раньше не видели. Кажется, и никто не видел.
- Вот, - сказал дедушка, протягивая Кате коробочку. - Спрячь и никому не показывай. Подаришь маме на праздник.
Катя задумалась. Ведь чай купил дедушка, а подарит Катя - так нечестно. Катя должна к этому чаю что-то добавить от себя, придумать что-то.
Катя пошла в дедушкин кабинет и открыла крышечки чернильниц на письменном столе. Она макнула перо в чернильницу и стала писать чернилами - черными и синими...
- Ну что, купили хоть платье-то? - войдя в кабинет, спросила тетя Люда.
- Да, - не отрываясь, ответила Катя.
- Какого хоть цвета?
- Салатовово...во...- продолжала писать Катя.
Катя писала: "Поздравляю", "Желаю счастья", "Пусть сбываются мечты".
Она писала это чернилами на пакетиках с чаем.
На каждом пакетике с чаем.
ernestine_16: в окошке (Default)
Когда трещит за окнами мороз
И дни тоскливы,
Как хочется, чтоб кто-нибудь принес
Такие сливы!

А ну-ка, дай, подброшу-ка я их
И покручу-ка!
Они - как будто детские мячи
Из каучука.

Ты посмотри, как светятся они
Янтарно.
Наружу сок сквозь трещинку проник
Нектарно.

Когда же свою душу ублажу
Я сливой,
Под ёлкой косточку я посажу -
Красиво!



Август 2015г.

Profile

ernestine_16: в окошке (Default)
ernestine_16

August 2017

S M T W T F S
   1 2 345
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 1819
20212223242526
2728293031  

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Aug. 19th, 2017 09:20 am
Powered by Dreamwidth Studios