ernestine_16: в окошке (Default)
[personal profile] ernestine_16
Редактор шел по короткой кривой улице, поросшей кустами боярышника и желтой акации. Улица упиралась в балку, точнее, в красный деревянный забор, ограждавший балку, но редактор этого еще не знал.
Улица была очень старая, тротуара там никогда не было, а на кривых булыжниках проезжей части кое-где были уложены неровные нашлепки асфальта. Из-под асфальтовых нашлепок выбивалась колосками трава, вокруг очень старого овального люка прямо по земле вились длинные стебли беленьких граммофончиков.
На двух потрескавшихся деревянных столбах качались мятые шляпы железных абажуров. Лампочек под ними не было давно. Но редактор любил эту улицу, он привык к ней и многое ей прощал.

Посреди проезжей части вдруг возникали раскрошившиеся ступеньки каких-то прежних строений, а нашлепки асфальта хранили много следов: и маленькие ямки от каблучков, и пробку от пива «Бабский и сыновья», и след лошадиного копыта, и даже царский пятиалтынный.
Редактор привычно смотрел под ноги. В правой руке он крепко сжимал холодный краник стеклянного сифона с газированной водой, потому что шел он от будочки, которая и называлась «Заправка сифонов».
Эта заправка стоила 11 копеек за металлический сифон и 6 за стеклянный, и честно потраченные на свежую холодную воду 6 копеек наполняли редактора чувством, какое бывает иногда у генерала, выигравшего битву.

Время от времени он останавливался, поднимал свою ношу повыше, запрокидывал голову и нажимал на синюю упругую педаль железного краника – и тогда всю голову его до самых мозгов наполняла тугая до боли, кислая газированная пена. Она щипала язык и вырывалась на свободу из носа, она леденила зубы и совершенно не утоляла жажду редактора, но давала ему силы идти дальше, мимо окон, где между рамами, на пышных серых сугробах из ваты были насыпаны мелкие осколки елочных игрушек – как радостное летнее ожидание Нового года.

Он шел и шел по короткой кривой улице и не чувствовал усталости, потому что знал: в одном из темных окон за широким листом фикуса притаилась и следит за ним востроглазая отличница Капа Хохотыкина.
Значит, он заранее должен отвернуться и смотреть на окна по другую сторону.

Он собирался смотреть туда до конца пути, но он не знал, насколько коварны булыжники на Капиной кривой улице. Он не мог этого знать, потому что это была не его улица, он жил вообще-то на другом берегу балки, и даже заправка сифонов здесь была совсем чужая и враждебная, как темный фикус Капы.

Ноги сами привели его сюда, ноги же и споткнулись о фундамент старой коновязи.
Толстенное стекло сифона даже не разбилось – хуже: оно треснуло и развалилось на части, как увядший тюльпан.
Внутри оказалась уцелевшая стеклянная трубка, которая прежде только угадывалась, двоясь между гранями сифона. Очень нужная трубочка. Теперь бы только выпросить у няньки Асбестовны жменю пшена – и будет чем отомстить Хохотыкиной.

Вот прошло напрасно лето,
Даром пели соловьи,
Ни конфеты, ни букеты
Вы не приняли мои.

Я кораблик Вам газетный
Посылаю в этот раз
И бумаги туалетной
Стратегический запас.

Profile

ernestine_16: в окошке (Default)
ernestine_16

June 2017

S M T W T F S
     1 2 3
45 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 1617
18 1920 21 22 2324
252627282930 

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jun. 24th, 2017 03:40 pm
Powered by Dreamwidth Studios